От сессии до сессии

Предыдущая статья Следующая статья

Истории студентов пяти разных поколений в нашем специальном проекте

Чем жили, что любили и о чем мечтали студенты разных эпох, выяснили корреспонденты «Журналиста Online».

Текст: Алина Гаястинова, Елизавета Носкова, Светлана Асеева

©Из архива факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова

1970-е. БРЕЖНЕВСКАЯ ЭПОХА: квартиры и дачи по очереди, народные автомобили и золотой век номенклатуры

Владимир Славкин

Учился в МГУ имени М. В. Ломоносова на факультете журналистики в 1973–1978 гг.

©Из архива факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова

С самого начала на факультете была специализация, я учился в международной газетной группе АПН (Агентство печати «Новости»). В группе было 20 парней и одна девушка – Вера Олеговна Шелястина, сейчас она работает на кафедре зарубежной литературы и журналистики. Мы ее оберегали, естественно.

 У нас на первом курсе «Введение в теорию журналистики» вел Евгений Павлович Прохоров, античную литературу преподавала Елизавета Петровна Кучборская, очень знающий и очень оригинальный человек. Помню, у нас устроили коллоквиум. Половина студентов опоздала, задержавшись в буфете, да и отвечали мы не очень хорошо. Тогда Елизавета Петровна взяла сумку царственным жестом и, уходя, сказала: «Ну что же, идите подкрепляйте свои физические силы». Пожаловалась на нас декану – Ясену Николаевичу Засурскому. 
На лекциях вели себя достаточно раскованно, хотя, конечно, не вставали и не разговаривали. Однажды на лекции по зарубежной литературе среди студентов не заметили Засурского. Один мой однокурсник сидел  рядом с девушкой, которая потом стала его женой, и положил ей руку на плечо. Они сидели полуобнявшись, а Ясен Николаевич за ними. Через несколько дней на собрании, глядя на нас, Ясен Николаевич сказал: «На лекциях нужно слушать, а не обнимать сидящих рядом прекрасных дам».

Сложилась у нас особая традиция подготовки к экзаменам – мы собирались  вместе и подробно пересказывали друг другу содержание книг, кто какую прочитал. Один раз готовились на факультете даже 31 декабря.

©Из архива факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова

Случалось, нас, студентов, направляли на субботники выполнять тяжелые работы. Один раз послали на строительство второго гуманитарного корпуса. Никакого инструктажа по технике безопасности не было, никаких касок не дали. Мы поднялись на последний, 12-й, этаж, который был не огорожен. Там нужно было перетаскать рулоны рубероида. Перетаскали и, пока ждали дальнейших указаний, начали играть в футбол. Мяча не было, сначала вместо него взяли обломок кирпича, но он у нас упал вниз. Потом нашли толстый резиновый шланг, скрутили его, и получилось подобие мяча. Поиграли в футбол минут 30-40 на 12-м этаже. Был субботник, когда нас повезли вечером перетаскивать ящики с гвоздями. Еще одной группе не повезло – их отправили на мясокомбинат перетаскивать туши.

Стандартная стипендия – 40 рублей, для отличников – 50 рублей. На четвертом и пятом курсе были именные стипендии. У меня была стипендия имени Чехова – 75 рублей. Те, кто жил в общежитии, платили за него. Тогда на стипендию действительно можно было прожить.

В свободное время мы собирались на квартирах, клубов тогда не было. Много интересных встреч проходило на факультете. Как-то к нам приезжал поэт Андрей Вознесенский. Встреча должна была состояться в 232-й аудитории. Желающих попасть на нее было очень много, поэтому студенты стали занимать даже балкон, который находился в аварийном состоянии. Комендант кричала, что он рухнет, но ничего – выдержал. Ясен Николаевич часто приводил известных личностей на Моховую. Как-то приглашали Юрия Визбора. Ельцин к нам приходил, когда его сняли с должности первого секретаря горкома партии и назначили председателем Госстроя. Набралось человек 500 слушателей.

Был у нас театр политической песни «Плакат» – на самом деле обычный джазовый коллектив. Репетировали они где-то в подвале, а выступали на разных торжественных мероприятиях. В их репертуаре была песня «Веселый репортер», которую они сами написали.

На Тверской улице были очень хорошие кафе, ходили туда, когда были деньги. У нас факультет не был особо модным в отличие от МГИМО. У нас ходили и в дубленках, и в джинсах. Мой однокурсник первые два года зимой приходил в военном тулупе. На первой паре спал на нем.

Физкультура у нас продолжалась четыре года из пяти. Два раза в неделю нужно было приезжать на Ленинские горы в 8:30. Было два варианта избежать занятий: записаться в какую-то секцию или записаться в спецгруппу. Большая часть международников выбрала второй вариант. Спецгруппу тогда вела легенда университета – Елена Борисовна Гуревич. Минут на двадцать мы обязательно выходили на улицу, даже в мороз. А когда журналисты учились кататься на коньках, на нас сбегался посмотреть весь университет.

Мы приходили в корпус, надевали коньки и дальше за Еленой Борисовной паровозиком шли до катка под ее руководством: «Рубка, рубка, рубка, стоп».

©Из архива факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова

1980-е. ПЕРЕСТРОЙКА: масштабные перемены, первый телемост между СССР и США, песни Виктора Цоя и расцвет эпохи хеви-метал

Юрий и Анна Прохоровы

Юрий окончил Училище Октябрьской революции (сейчас Московский государственный институт музыки им. А. Г. Шнитке), Анна - Музыкальное училище им. Гнесиных. Оба учились  в 1986–1992 гг.

Картинка
©Фото из архива Ю.и А. Прохоровых

Анна: Еда у нас была замечательная: здоровая, без всяких добавок. 

Юрий: пока был холостой, питался, в основном, в столовых: в общежитии, в институте, в училище. Иногда готовил себе по мелочи какую-нибудь яичницу, картошку жарил на кухне в общежитии. 

Анна: стипендия была 40-50 рублей (в зависимости от оценок). Существовала также ленинская стипендия – 100 рублей (это было больше зарплат учителей, врачей). 

Так как мы учились в музыкальном институте, подготовиться к экзамену за ночь и сдать специальность было нереально. Поэтому мы готовились в течение года. Конечно, можно было по каким-то предметам материал перед экзаменом почитать. Например, по музыкальной литературе. А к такому предмету, как сольфеджио, тоже не подготовишься за день. В основном, готовились все на протяжении учебного года и старались не откладывать все в долгий ящик. 

Внеучебная деятельность была связана с нашей будущей профессией. Я очень хорошо помню, что был такой период, когда мы каждый день старались куда-то ходить: на концерт, в театр или на выставку. Естественно, мы бегали на дискотеку. По сравнению с нынешним поколением, мы не сидели в кафе, потому что такого количества заведений у нас просто не было. У нас была пельменная, куда можно было зайти просто поесть.

Мы собирались в общежитии, играли на гитаре, слушали Beatles (раньше это было под запретом), Гребенщикова. Помню, мы читали перепечатанную кем-то на пишущей машинке Цветаеву, какие-то другие книги, которые были также под запретом. У нас были бесплатные секции. Везде мы могли себя проявлять: и в спорте, и в музыке, в танцах, - где угодно. Я была везде, где только было можно. Нас и кормили, и возили, и в «Артеке» мы отдыхали. 

Одевались в то время, как и сейчас, по возможностям материальным: у кого на что хватало денег. У кого-то хватало денег купить джинсы в «Березке». Эти валютные магазины были, естественно, не для всех, а для тех, у кого была валюта. У нас же учились дети музыкантов, которые ездили за границу, они могли себе это позволить. Остальные стояли в очередях в обычных универмагах. Вещи, которые приобретались тогда, были достаточно качественные, некоторые до сих пор сохранились. Столько лет прошло, а они даже не полиняли, как ни странно, качество ткани было очень хорошее.

©Фото из архива Ю. и А. Прохоровых

Юрий: По поводу ценностей… Самым ценным был музыкальный инструмент. У меня он был за 6000 рублей. Мама работала без выходных, праздников и в три смены на стройке, чтобы заработать такие сумасшедшие деньги для того, чтобы я мог учиться. Это практически стоимость легкового автомобиля. 

Музыкальный инструмент – вот это была ценность, а все остальное в общем-то не представляло никакого интереса.

Что касается духовных ценностей, они были те же самые, что и сейчас. Ничем не отличаются. Мы как-то о ценностях материальных в те времена вообще не задумывались, не были помешаны на этом.

Анна: У нас вообще в квартирах были деревянные двери, и ключ мы держали под ковриком. Все это знали, и у всех было так. Мы знали всех соседей не только в своем подъезде, но и во всем доме. Бегали на улицы, общались с детьми. Мечты были, как у любого молодого человека, о светлом будущем. Идеология была немного другая. Мы – дети Советского Союза, мы мечтали, чтобы во всем мире был мир, чтобы все было замечательно не только у меня лично (личному всегда меньше уделялось внимания), но и другим. Мы мечтали о благополучии всех людей. Это, наверное, отличительная черта нашего поколения от нынешнего.

Надо еще добавить, что мы влюблялись и создавали семьи, и у нас рождались дети. И все это было во время учебы.

1990-е. ЛИХИЕ ГОДЫ: открытие первого Макдональдса, эпоха челноков, малиновых пиджаков и быстрых социальных лифтов

Татьяна Леонова

Студентка Московской государственной академии прикладной биотехнологии в 1989–1994 гг.

Это был переходный период для нашей страны. Мы были молодые, и не особо ощущалось, что чего-то не хватало, что не было продуктов. Не было одежды в таком объеме, как сейчас. Нужно было стоять в очередях. Закончили школу, поступили в институт. Общежитие стоило копейки. Кровати в комнатах были железные, некоторые ребята доски подкладывали, чтобы выровнять поверхность. Стипендия была 40 рублей. Ее получали все, только у «хорошистов» и отличников была повышенная. Помню, как-то раз я получила стипендию и поехала на Тверскую в магазин за косметикой Estee Lauder и на эти 40 рублей купила духи, пудру, туш и тени. Была большая очередь, я стояла часа три. И вообще, чтобы что-то купить, надо было отстоять очередь.

Даже если деньги были, не каждый мог купить, что захочет. Новобрачным давали такую возможность, чтобы хорошо свадьбу провести. И мы специально подавали заявления в ЗАГС, чтобы получить талоны, благодаря которым покупали конфеты, водку, праздничную одежду. А жениться не приходили. Получив этот талон в ЗАГСе, я смогла купить украшения – золотые серьги и кольцо. У моей подруги, помню, появились тогда туфли, костюм, дефицитные продукты питания.

Осенью нас, как правило, вывозили на один день в колхоз на реку Оку. Это было обязательно. Мы собирали капусту. По окончании работ все домой привозили по три-четыре кочана. Помню, как-то очень кушать хотелось, я нарезала эту капусту, поставила вариться, но не дождалась, пока сварится, и ела полусырую вместе с тушенкой. Еду готовили в комнате: у нас были плитки. Была еще общая кухня, но на ней часто воровали еду. Один раз девчата по запаху нашли, кто взял не свою тарелку. Так что на общих кухнях готовили редко. Особенно хорошо готовили девушки. Хоть в магазинах и не было разнообразия продуктов, у всех, тем не менее, все было. Студенты-иностранцы, когда их приглашали в гости, часто удивлялись: в магазинах еды мало, а стол всегда накроют. У многих были свои хозяйства. Продукты были намного качественнее, чем сейчас. На рынке, например, еда была, но стоила дорого. Я привозила из дома картошку свою, тушенку, варенье. В особые дни запекали в духовке мясо.

Тогда же начали появляться шоколадки импортные, например, сникерсы, также кола в банках. Они считались деликатесами.

В «Макдоналдс» в то время была очередь, туда ходили день рождения отмечать. В институте питались в столовой: и там всегда была очередь. Очень редко ходили в кафе, рестораны («Закарпатские узоры» на Таганке, «Андижан») на комплексные обеды (кажется, стоили рубль). На эти деньги можно было съесть суп, салат, горячее и напиток. 

К экзаменам готовились по-разному. В общежитии бегали из комнаты в комнату, решали что-то. Были те, кто дома готовился. Ценились хорошие конспекты, они были на вес золота. Помню, мы сдали один экзамен и уехали отмечать в другое общежитие. Так нас нашли какие-то студенты, просили одолжить конспекты. Шпаргалки писали, они помогали запоминать информацию. Мы и учились, и спортом занимались. Ходили в бассейн, на разные курсы. Дискотек не было, в ночные клубы не ходили. От института каждую зиму, на каникулах, бесплатно ездили в спортивный лагерь (я была в лыжной секции). И мы обязательно должны были участвовать в соревнованиях. В Севастополь ездили 2 раза на хлебозавод. Работали в ночную смену. Нам предоставили общежитие и кормили бесплатно. Нас на экскурсии там возили.

Модно было носить «вареные» джинсы, кожа входила в моду, шуба вообще была чем-то особым. Ботфорты были тоже в моде. Макияж у девочек был яркий.

Мечты, я думаю, во все времена похожи: встретить любимого человека, завести семью, добиться успехов. 

Такой анекдот был в те годы: 
3 дня до стипендии - «очень хочется есть»;
2 дня до стипендии - «очень хочется есть»; 
1 день до стипендии - «очень хочется есть»; 
Стипендия - «ничего не помню»; 
1 день после стипендии - «ничего не помню»;
2 день после стипендии - «ничего не помню»; 
3 день после стипендии - «ничего не помню»; 
4 день после стипендии - «очень хочется есть».

2000-е. НУЛЕВЫЕ: большие надежды и разочарования, шоу-бизнес и первые гаджеты

Юлия Швыченкова

Училась в МГУ имени М. В. Ломоносова на факультете журналистики в 2003–2008 гг.

©Фото из архива Ю.Швыченковой

В этот период деканом факультета был Ясен Николаевич Засурский, и на журфаке еще не было моды на айфоны и гаджеты. Хотя мне запомнилось, как Ясен Николаевич на каждой своей лекции доставал из внутреннего кармана своего пиджака большой мобильный телефон. Это была большая Nokia со стальным корпусом, большой алфавитной раскладкой. Он задавал вопрос: «Сколько человек в этой аудитории имеет мобильные телефоны?» В 2003 году руки поднимали далеко не все. На втором курсе поднятых рук было больше, а на третьем – мобильные телефоны были почти у всех. У меня был розовый раскладной телефон, который с меня сорвали, когда я как-то вечером возвращалась из библиотеки. Львиная доля расходов уходила на смски, мобильного интернета тогда еще не было. 

Пары у нас длились 60 минут, а не полтора часа, как сейчас. Между парами перерыв 10 минут, была и большая перемена. За время маленьких перерывов поесть мы никогда не успевали. Приходилось либо есть украдкой на паре, либо ждать большого перерыва. Так как я сидела всегда впереди, на лекциях я не кушала. Собирались в кафе Macdonalds на большой перемене и ели картошку, бургеры. На факультете нравились пирожки в нашей столовой. 

На курсе мальчиков и девочек у нас было примерно поровну. Мальчики учились в основном на отделении международной журналистики. Туда девочек практически не брали, только двух на «международку» взял сам Засурский. На остальных направлениях учились и мальчики, и девочки. У меня в группе печатной журналистики было семь мальчиков. Был чемпион по шашкам, был парень, который к нам перевелся из института металлов и сплавов.

У меня всегда была повышенная стипендия благодаря отличной учебе. Я перфекционист, хотела учиться на пятерки, поэтому четверка на первом курсе от Николая Алексеевича Богомолова за теорию литературы для меня была трагедией.

В дипломе у меня это единственная четверка, но пересдавать ее на пятом курсе я не стала, о чем сейчас даже жалею. Стипендию тратила на книги. И еще получала гонорары в тех редакциях, где работала, в конце месяца. 

Тогда было модным зимой приходить на факультет в норковой шубе. И многие девчонки откладывали деньги со стипендии и зарплаты, чтобы купить шубу. Она тогда стоила 50-60 тысяч. Кто-то даже в кредит покупал. Мне всегда это казалось смешным: покупать норковую шубу и потом ездить в ней в метро в университет. Но для модниц журфака это было естественно.

©Из архива факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова

Лекции старались не пропускать. На первую пару к Я. Н. Засурскому приходили все. На экзаменах боялись двух преподавателей: Красовского и Ванникову. У меня очень плохая память на имена героев, поэтому, когда читаю, всегда в книге делаю закладки. На экзамен по зарубежной литературе у Н. И. Ванниковой требовалось получить допуск: нужно было вытащить листочек с тремя цитатами и назвать, из какого они произведения. В первый день у нас сдала только одна девочка, меня Нинель Ивановна отправила на пересдачу, но не на февраль, а на январь, чтобы сохранить стипендию. Она была очень душевной и понимающей женщиной. Но сдать ей мог только тот, кто действительно прочитал все произведения, я в этом уверена. Отдельно вспоминаю Д. В. Федина, который вел у нас физкультуру. Он всегда говорил, что физическое здоровье для журналиста очень важно, ругался на тех, кто курил, причем делал это все с юмором, и курить после его замечаний, действительно, не хотелось. Федин всегда интересно представлял каждое упражнение.

Мы были очень спортивным факультетом. И на соревнованиях проигрывали только девочкам с физфака. Как сейчас помню, мы бегали кроссы по стадиону.

Досуг часто проводили в библиотеке. У меня, помимо «Ленинки», было еще две любимые библиотеки: Некрасовская на Бауманской и Театральная на Петровских линиях. По аккредитациям от учебных СМИ прорывались на выставки, в театры, на концерт группы «Звери» в «Олимпийский». В клубы за все пять лет студенчества я ни разу не сходила.

©Фото из архива Ю.Швыченковой

На первых курсах все хотели стать политическими журналистами. Потом уже попробовали себя в разных тематиках. Чего точно не было, так это желания работать в «желтой прессе», со звездами, селебрити. Все хотели заниматься серьезной журналистикой. На четвертом курсе у нас впервые открыли интернет-группу, очень многие пошли на это направление. Модно было работать в новостях, в газетах, в информагентствах. Несколько человек, в том числе и я, работали на «Муз ТВ». Там манера подачи информации совсем другая: из чего-то незначительного раздувается целая новость. Вот такое место работы воспринимали не очень хорошо, сначала мы даже его скрывали. Там я проработала недолго, потому что стало стыдно. 

Все мечтали попасть на телевидение. При этом мало тех, кто, поработав на ТВ, там остался. Но здорово, когда сейчас включаешь телевизор и видишь своих знакомых. В этом году, когда я попросила студентов рассказать о своем кумире среди журналистов, они назвали Дудя. Юра учился на «международке», на одном курсе со мной. Настало время, когда моих однокурсников ребята называют эталонами журналистики. Я этому очень рада.

2010-е. СОВРЕМЕННОСТЬ: Интернет, глобализация и безграничные возможности

Анна Червонная

С 2015 г. студентка факультета журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова

©Фото из архива А.Червонной

Я редко встречаю студентов, которые готовят себе каждый день. В основном все мое окружение питается либо в столовках, либо в каких-то кафешках. Если кто-то готовит сам, то, как правило, очень простые блюда. Все заняты другими делами. Да, есть те, кто старается питаться правильно, но часто ненормированный график не позволяет этого делать. Кроме того, мы всегда ищем что-то подешевле, и покупать «правильные» продукты не всегда получается – стипендия маленькая. Прожиточный минимум гораздо выше, чем наши стипендии: в среднем студенты получают от 1500 рублей до 3000 рублей. Без разницы, какая у тебя специальность и в каком регионе ты живешь.

Экзамены – самая неприятная часть обучения, но они порой показывают, твой уровень, как ты растешь. На первом курсе было достаточно сложно сдавать экзамены, потому что они значительно отличаются от того, что было в школе. Я не привыкла к таким объемам, к тому, что нужно учить все быстро, но досконально. Так же как и многие мои однокурсницы. Сдавали со слезами на глазах. Плакали, не спали и не ели, боялись потерять драгоценные минуты, казалось, что за них можно больше прочитать и больше запомнить. Сейчас, конечно же, понимаем, что сессия не так страшна и все можно усвоить и сдать. 

Сегодня у студентов учебная деятельность занимает гораздо меньше времени, чем внеучебная. Среди моих знакомых много людей, которые вовлечены в волонтерскую деятельность, постоянно принимают участие в каких-то форумах, выставках и так далее.

©Фото из архива А.Червонной

Отдыхают все по-разному. Многим нравится посещать выставки, ходить в театры, гулять по паркам. В целом, среди моих знакомых из регионов нет особого рвения к высокому. И я не скажу, что это плохо, ведь студенческие тусовки – это то, о чем можно вспомнить и рассказать внукам. И это круто. Я сама не люблю вечеринки и посещение клубов, но знаю, что это популярно. Отдых может быть абсолютно разным,  и если есть возможность и время, то нужно отдыхать. Главное, знать во всем меру.

Насчет моды скажу так: реально видно, кто на каком факультете учится. Если прогуляться по разным факультетам МГУ, можно увидеть, что на журфаке студенты одеваются свободнее, чем на других, определенного дресс-кода нет. Есть ребята модные, стильные, хипстеры, кто угодно. Но если мы зайдем на экономический факультет, то увидим девушек и парней в строгих костюмах, часть девушек ходит на каблучках. У нас такого нет. А у биологов вообще все очень просто в одежде. Мода зависит от окружения. Без разницы, есть у тебя возможность покупать какие-то вещи или нет, все равно ты стремишься к какому-то стилю, принятому в рамках своего факультета. Не знаю, как это работает, но студенты разных факультетов кардинально отличаются  друг от друга. 

О ценностях очень сложно говорить. Москва очень сильно отличается от регионов, сюда люди приезжают с какими-то целями. И это, естественно,  формирует ценности. Как правило, эти ценности связаны с карьерой. В последнее время очень мало людей связывают важнейшие ценности с семьей. Мне это не нравится, но таковы реалии.

©Фото из архива А.Червонной

С ценностями тесно связаны мечты. Если твои ценности направлены на продвижение по карьерной лестнице, то, естественно, и все твои мечты будут направлены в ту же сторону. Думаю, сейчас, наверное, спектр мечтаний более широк. Ты можешь достичь всего, чего захочешь, если действительно будешь к этому стремиться. Я сейчас не могу даже представить, чего не смог бы добиться студент. Есть много примеров того, как талантливые студенты в свои 20-25 лет добиваются того, чего некоторые не достигли даже к 40 годам.

Когда я видела известных людей, я чувствовала себя «маленьким человеком» по сравнению с ними.  Потом я поступила на первый курс. Вызывало восторг чувство, что у меня есть возможность не только видеть их, но и беседовать с ними. Эта эмоция сохраняется и сейчас, потому что перед глазами образец, куда стремиться. Но со временем я поняла очень важную вещь: каким бы известным ни был человек, он все равно такой же, как все. Видимо, когда становишься старше, то понимаешь, что все знаменитости тоже с чего-то начинали.

11.04.2018
Здесь музыка звучит
В Культурном центре МГУ выступили выпускники факультета искусств
14.06.2018
«Когда ты делаешь классно, люди замечают»
Ксения Дукалис о своем SMM-агентстве Belong
10.07.2018
Эпоха видео, алгоритмов и фактчекинга
На ВДНХ прошла лекция медиаисследователя и секретаря Союза Журналистов России Юлии Загитовой на тему «Медиатренды социальных сетей 2018 года»
15.08.2018
«Все время двигаться»
Солист группы «Михаба» Михаил Назаренко о своем музыкальном творчестве