«Все время двигаться»

Предыдущая статья Следующая статья

Солист группы «Михаба» Михаил Назаренко о своем музыкальном творчестве
Автор:

Мишу Назаренко, студента третьего курса факультета журналистики МГУ, уже давно знают как солиста группы «Михаба» не только однокурсники и жители родного города Салехарда. Как в нем уживаются столь различные интересы? И где кончается «дело» и начинается «потеха»? Об этом наш разговор.

©Фото из личного архива героя

- В феврале прошлого года ты в одном интервью сказал, что не видишь себя в будущем ни журналистом, ни музыкантом, не задумываешься об этом вообще. Спустя еще один год учебы на журфаке что-то изменилось?

- Мне кажется, когда ты что-то планируешь или задумываешься о будущем, ты теряешь очень многое, ты теряешь настоящее.

За два года жизни в Москве я многое для себя понял. И одна из этих вещей – это то, что у человека должна быть определенная идея, которой он живет. И в соответствии с этой идеей он будет формировать и себя, и свое будущее. Эта идея выражается в том, что ты хочешь сказать окружающим людям, и в том, как ты хочешь жить, и в том, что приносит тебе удовольствие. Вот этой идее и следуй. Тогда все будет складываться так, как нужно, ибо все в мире создано для того, чтобы ты пришел туда, куда хочешь прийти, достиг того, чего хочешь добиться. Главное, чтобы ты это заметил.

- Расскажи про свой сольный проект МИШКNН ДОМ. Планируешь дальше его развивать?

- За последние несколько месяцев в моей жизни произошло много событий, из-за которых я очень сильно поменял взгляды на музыку. Поэтому я, честно говоря, сейчас нахожусь в замешательстве. Как будто перешел на следующую ступеньку, с нее смотрю на то, что делал раньше, и мне кажется, что все это были «ясли» – «проба пера» и поиски себя. Мне очень сложно сформулировать даже для себя то, чем я буду заниматься в плане музыки в ближайшее время. Потому что я пока не могу понять некоторых вещей. У нас есть группа «Михаба» с которой мы выступаем, также есть этот сольный проект. Но ни там, ни там я не раскрылся полностью. Потому что МИШКNН ДОМ – это то, что, наверное, уже прошло. Скорее всего, если получится и если все звёзды сойдутся правильно, я буду работать над новыми идеями и делать новую музыку. Если нет, я совершенно прекращу этим заниматься и перейду на что-нибудь другое.

©Фото из личного архива героя

- Это значит, что музыка для тебя не главный источник самовыражения?

- В эту минуту не главный. В последние полтора года не главный. Из-за этого испытываю некий эмоциональный упадок временами... Потому что раньше занимался музыкой просто так, кайфовал, не думал ни о чем. Сейчас уже так совсем не хочется, вернее, даже не получается. Отношусь к творчеству совсем иначе, чем раньше. Хочется теперь говорить о чем-то серьезном. Чтобы звучание было полностью прочувствованным и осмысленным. Другими словами, я потерял себя как творческого человека и обрел заново.

- Каким ты видишь идеального исполнителя?

- Искренним. Исполнитель должен быть искренним с самим собой и со своей музыкой. Все, остальное как получится. Даже мыслительная работа по поводу своего творчества имеет огромный смысл, но она не обязательна.

- У тебя есть пример музыканта, на который ты хотел бы равняться?

- Нет, сейчас не смог никого определить. У всех свои есть недостатки, которые отторгают. Они кроятся именно в идейности этих людей. А в плане музыки мне много кто нравится, и все разные: Da Gudda Jazz, Too Many T's, XXXTentacion, AllttA, GONE.Fludd, Мария Чайковская, Бьянка.

Взять хотя бы GONE.Fludd’а. Он крутой в плане своей идейности. За его творчеством стоит идея, которую он доносит слушателю. Этой идеей он живет: спит с ней, просыпается, говорит именно так, как чувствует. Такая же у него и музыка. Вот что я ценю в людях. А когда ребята просто под влиянием модной волны пытаются что-то «выловить» и сами себя убеждают в том, что они занимаются делом – это не круто. Это нормально, это даже нет смысла осуждать, потому что так всегда было и будет происходить. Но сразу видно – когда человек приходит в музыку ради того, чтобы на него посмотрели, или когда у него есть душевная близость к тому, чем он занимается. И неважно, популярно то, что он играет, или нет, он все равно всегда будет этим заниматься и выражать себя таким образом.

©Фото из личного архива героя

- У тебя уже есть некоторый опыт выступлений. Расскажи о самом запомнившемся. Ты волнуешься перед ними?

- Я волнуюсь только на новых, «необжитых» площадках. Тогда да, перед выходом есть легкая дрожь. А так, давно все нормально. Скорее переживаю за то, что все нужно сделать на максимум и круто, как мы всегда стараемся.

Что касается запоминающегося… Много разного было. Когда мы в Ставрополе выступали на «Студвесне», там сцена и прямо на соплях держалась, мне то и дело казалось, что мы вниз провалимся. Но драйв был, собралось очень много людей, тысячи три, наверное.

Недавно мы выступали на Листва Фесте во «Флаконе» (московский дизайн-завод – прим. ред.). И нам по пять тысяч заплатили каждому! По сути, это первый наш более-менее нормальный заработок. Нам до этого ни разу не платили такие деньги за то, что мы читаем четыре-пять треков. Но суть в том, что там была небольшая сцена, перед которой стояло много машин. На приглашенных рэперов всем было плевать, люди пришли на раритетные тачки поглазеть. И мы выступали буквально для двух-трех человек, было неловко и смешно. Мы достаточно часто с таким раньше сталкивались – когда вообще нет зрителей, а мы орем на сцене, прыгаем. И все для двух ребят.

Когда мы выступали в Туле, прямо перед выходом на сцену почему-то пришла мысль снять один ботинок и выступать в носке. Это как будто придало лишней энергии. Мы тогда переживали, что перед нами классно выступили крутые ребята, и мы сказали: «Йоу, сейчас будет сложно. Давай снимем один ботинок каждый». Я не знаю, почему, но это очень помогло. Люди, которые уже начинали уходить, после нашего появления на сцене остановились, стали смотреть и кричать. Было офигенно.

Вообще, каждое выступление на сцене своеобразно и уникально, приносит свой кайф. Но, как я уже сказал, много всего произошло, я переменил взгляды, и давно не испытывал такого наслаждения, как раньше, выступая на сцене. Возможно, это связано с тем, что я на музыку начал смотреть по-другому, возможно, с тем, что я перерос баловство и дикий угар. Но иногда этого не хватает.

- Есть площадка или фестиваль, на которых ты мечтаешь выступить?

- У меня не было мыслей именно такого плана. Хотел бы выступить перед большой аудиторией – это да. Когда я был мелким, класса с пятого по девятый, если родители уходили, а брат был в школе, на меня часто накатывало какое-то безумие, я просто врубал на всю громкость треки Касты или кого-нибудь еще и представлял, что я не в своей комнате, а на огромном стадионе, передо мной миллионы людей. Очень громко играла музыка, я наизусть знал тексты песен, и я просто скакал и орал их у себя в комнате, абсолютно веря, что все происходит на самом деле. И была даже пара курьезных ситуаций из-за этого. Мама однажды ждала двадцать минут возле квартиры, потому что я не мог ей открыть дверь – не слышал, как она звонила и стучала.

- Тебя когда-нибудь узнавали на улицах? Или чаще респектуют в соцсетях?

- Чтобы узнал совсем незнакомый человек – такое было два раза. Первый раз мы с Bэtman’ом (второй участник группы «Михаба» – прим. ред.) ночью зашли в какую-то кафешку, я тогда еще был на первом курсе, и там была женщина, которая сказала: «Ой, ребята, вы же рэп читаете, группа “Михаба”». Мы просто офигели. Но она была с Ямала, как мы поняли, а ямальские ребята нас знают. Второй раз это было в Сочи на Всемирном фестивале молодежи и студентов, ко мне подошел какой-то пацан и сказал: «Йоу, ты из группы “Михаба”, я тебя знаю, ты крутой, респект тебе». Ну и после «Студвесны» в 2014-ом году, когда я учился еще в девятом или восьмом классе, было много ребят, которые просто на улице мне респектовали. Но это было в Салехарде, а у нас город небольшой, все друг друга знают, и меня это не удивляло.

Чаще респектуют в соцсетях, на самом деле. Особенно когда мы с Bэtman’ом были резидентами лейбла Bro Records, мы туда попали в сентябре 2017-го года и буквально неделю назад оттуда ушли. Мы вели фесты по ночам по пятницам в клубах с 23:00 до шести утра, после этого часто у меня личка чуть ли не завалена была.

©Фото из личного архива героя

- Как ты считаешь, молодому музыканту нужен лейбл в 2018 году?

- Скорее, нужна атмосфера, нужна тусовка. Когда ты в тусовке, у тебя все получается гораздо круче; когда рядом люди, которые «в теме», подсказывают, хвалят или критикуют. Как правило, это друзья. Это очень помогает развиваться. Но вот пример: мы же не можем сразу прочитать книгу в триста страниц, мы делаем перерывы, потому что мы не роботы, чтобы за один раз все это проглотить. Мы устаем, вот к чему я. И также в музыке. Ты устаешь все делать сам – от создания инструментала до размещения его на разных платформах, пиара и прочего.

Тусовка очень помогает развиваться, идти туда, куда ты хочешь идти, это все поддержка. Но лейбл не обязателен, можно все делать самому. Хотя его плюс в том, что это организация, и у нее есть возможности: они знают, что и как, сводят тебя с нужными людьми. Вот мы провели на лейбле, условно, год, немножко поняли изнутри эту «кухню». Каждый лейбл индивидуален, но суть примерно одна – они могут тебе предоставлять разные услуги, в которых ты сам пока не сильно разбираешься. Они могут сделать это за тебя и сделать в два раза круче. Но могут и хуже. Как правило, это зависит от людей, которые этим занимаются. Еще же и разные условия есть, кто-то требует от тебя 95 процентов того, что ты зарабатываешь, а тебе оставляет 5 процентов. Лейбл хорошая штука, если там все круто, если это как семья.

- От чего бы ты предостерег начинающих музыкантов?

- Главный враг – это лень. Это касается вообще любого процесса, физического или мыслительного. Ты думаешь, тебя посещают какие-то соображения. Но наступает следующий день, приходят новые заботы, и ты откладываешь вчерашние идеи, потом забываешь о них, и в конце концов перегораешь и «забиваешь». В итоге тонем  в рутине и просто разочаровываемся в жизни. С этим нужно бороться – делать и выпускать материал. Когда ты не останавливаешься – это и есть победа. Все время двигаться, все время работать. Мы теряем себя, когда перестаем создавать то, что благостно влияет на нашу душу, поддерживает и украшает нашу жизнь. Когда этого нет, мы каждый день думаем: «Почему я вообще проснулся сегодня?».

03.09.2018
#журфакстудак2018
Первокурсники факультета журналистики получили студенческие билеты
02.10.2018
Московский "Абсолют"
На столичный шестой марафон съехались гости из 90 стран
10.10.2018
Дизайн, устрицы и снобизм
В Центральном доме художника состоялась пресс-конференция, посвященная Московской Неделе Дизайна
04.11.2018
«Счастье» длиною в год
Корреспондент «Журналиста Online» побывала на концерте хора французской песни имени Жоржа Брассенса