"Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой..."

Следующая статья

Студенты-журналисты из МГУ и ДонГУ делятся историями родных, которые участвовали в Великой Отечественной войне

Над материалом работали: Алексей Зимин, Мадина Перцхелия, Варвара Чадаева, студенты факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой», – поется в известной песне «От героев былых времён…». Живы еще свидетели войны – бабушки и дедушки, детство, отрочество и юность которых выпали на 1941-1945 годы. Те же, кто воевал, в большинстве своем, к сожалению, уже не с нами, но мы, их потомки, бережно храним воспоминания о них, их фотографии и награды.

Материал подготовлен в рамках реализации сотрудничества факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и кафедры журналистики Донецкого государственного университета.

©Фото из семейного архива Алёны Небыковой

«Похоронен был дважды заживо, знал разлуку, любил в тоске»

Иван Лукьянов, студент факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова

День Победы – один из главных праздников в моей семье: все мои деды и прадеды – фронтовики. Может быть, поэтому интерес к той далекой войне для меня с каждым годом не угасает, а наоборот разгорается. Моя семья всегда принимает участие в марше «Бессмертного полка». От Белорусского вокзала до Красной площади плечом к плечу идут десятки, а то и сотни тысяч потомков победителей. В руках каждого портреты родных – бойцов Великой Отечественной войны. Обычно я несу портрет родного брата моей бабушки – старшего сержанта Юрия Николаевича Попченко, зенитчика, защищавшего ленинградское небо. Дедушка при жизни всегда щедро делился своими воспоминаниями о войне, после которых даже мне, его маленькому внуку, становилось понятно, какой ценой завоевана Победа…

У моего дедушки была яркая и счастливая юность. С каким удовольствием входил он в аудитории Ленинградского электротехнического института, жадно впитывая знания! И вдруг повестка: Юрий Попченко призывался в ряды Красной Армии для защиты советской границы от белофиннов. А потом началась война с фашистской Германией, и дедушку отправили под Ленинград в одну из зенитных батарей. 

Сначала он был назначен командиром орудия, затем командиром приборного отделения. Дедушка рассказывал, что обстановка на фронте требовала постоянной боевой готовности. Зачастую воздушные налеты немцев следовали один за другим. Особенно тяжелыми были бои на так называемом «Невском пятачке», судьба которого зависела и от батареи дедушки. Сутками не знали покоя ни командиры, ни бойцы, ни орудия. Дедушка вспоминал, что от постоянного переутомления, многочисленных бессонных ночей и недоедания он однажды заснул стоя. Очнулся от прикосновения чьей-то руки – комбат заботливо поддерживал его, чтобы не упал.

А один день особенно врезался в память. Четвертого марта 1943 года сильный взрыв потряс землю, и сразу наступила полная тишина. Когда дедушка очнулся, света он не увидел: кромешная тьма наплывала на глаза. Попробовал пошевелить руками – пальцы натыкались на землю. Попытался откопаться – напрасно: траншею завалило бревнами и засыпало землей. Оставалось только ждать и верить, что его обязательно найдут. А наверху продолжался артобстрел. Однополчане били врага, прикрывая наши части, прорывающие кольцо блокадного Ленинграда. Но на двухметровую глубину внешние звуки почти не проникали. Уставшее сердце сжималось от воспоминаний о погибших товарищах – замполите батареи Василии Петрове, Владимире Маревине, Евгении Трубе, с которыми делился последним куском мерзлого хлеба. Были мысли о друзьях и близких, оставшихся в блокадном Ленинграде. Живы ли они? Думал и о том, что давно не было вестей от отца, упорно теснившего врага к западу. О многом думал похороненный заживо боец. Мысли прервал отчетливый звук врезающегося в мерзлую землю металла. Несмотря на чудовищную усталость после тяжелого боя, бойцы нашли и откопали товарища. Через несколько минут батарея вновь вела огонь, а дедушка, забыв про страшные шесть часов под землей, не замечая трескучего мороза и ураганного огня неприятеля, чинил орудие, разбитое снарядом противника. Вскоре дедушку наградили медалью «За боевые заслуги».

©Фото из семейного архива Ивана Лукьянова

84-я отдельная зенитная артиллерийская бригада, где служил дедушка, до конца войны охраняла ленинградское небо от фашистских самолетов. Бойцы жадно ловили в радиоэфире сообщения о положении на фронтах, и когда в ночь с восьмого на девятое мая 1945 года проснулись от страшного шума и выстрелов, увидели бегущих к ним из соседних деревень женщин и детей, поняли – Победа!..

Все послевоенные годы со страниц газет и журналов, с экранов телевизоров и кинотеатров, со сцен театров и концертных залов звучали слова благодарности ветеранам, призывы помнить уроки войны. Но среди этих голосов все чаще и громче слышались голоса тех, кто предлагал пересмотреть итоги войны, говорил о напрасных жертвах, об усталости от многочисленных книг и фильмов о далекой войне. Некоторые призывали забыть горе, боль, смерть, легко отрекались от своих предков, клеветали на героев, оскверняли и сносили памятники защитникам Родины, отдавшим жизнь за мирное будущее своих детей и внуков. Но история беспощадна. Как только стирается память, в дом вновь стучится война. Тревожные события в мире – тому подтверждение. 

Шито нитками войны: история одной швейной машинки

Юлия Талдыкина, студентка кафедры журналистики ДонГУ

Мои родители придерживаются правила: если вещь в доме лежит без дела, её следует выбросить или отдать тому, кому она нужна. Но у этого правила есть исключение. Им является швейная машинка Singer. 

Моя прабабушка Екатерина Баранова (Белоусова) не смогла эвакуироваться из Донецка, когда его захватили фашисты. Прабабушка с маленькими детьми пыталась сбежать из города, но не получилось. Никто и не смог бы ей помочь, прадедушка уже к тому времени погиб на фронте. 

©Фото из семейного архива Юлии Талдыкиной

Из близких людей у прабабушки осталась родная сестра Шура (Александра Белоусова), но немцы взяли её в плен и увезли в Германию. Шуре повезло, она не попала в концлагерь, а работала на немецкую семью. После Победы девушка вернулась домой и привезла с собой швейную машинку Singer. Она отдала её моей прабабушке, а сама после войны пошла работать на шахту. 

Singer до сих пор хранится в нашей семье. На ней шили несколько поколений женщин нашего рода. В девяностые машинка прокормила нашу семью. Так, Singer стала доказательством, что несмотря на жизненные трудности, нельзя опускать руки. 

Оправданный риск

Ангелина Бржевская, студентка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова

Мои прапрадеды были участниками Великой Отечественной войны. О подвиге одного из них, Михаила Никитича Шевченко, я хочу рассказать.

Михаил Никитич Шевченко окончил в 1939 году Военную академию имени М. В. Фрунзе, после которой возглавил разведывательный корпус Киевского военного округа. Перед войной он уже был кадровым военным. А с 1943 года стал командиром роты десантников в 1081-ом стрелковом полку 312 стрелковой дивизии. Михаил Никитич сражался на Западном, Белорусском и 1-м Белорусском фронтах. Тогда он участвовал в освобождении Смоленской и Могилёвской областей и ряда польских городов: Хелм, Радом и Познань. 

Главное событие войны для Михаила Никитича произошло в сентябре 1944 года, когда он, уже будучи подполковником, командовал дивизией. В ту ночь поступило донесение, что недалеко расположилась крупная группировка вражеских войск, не готовая к боевым действиям, но военное руководство не давало приказа начать наступление, чтобы немцы не могли узнать о местоположении части советской армии. Михаил Никитич самостоятельно принял решение о внезапном нападении на противника силами своей дивизии. Шаг был очень рискованным, поскольку не было ни минуты, чтобы согласовать это с вышестоящим командованием, а главное, ответ был бы отрицательным, ведь готовилось крупное наступление Советской Армии по всему фронту.

Михаил Никитич решил, что, если накажут его за самовольное решение, то пострадает только он один, а не десятки тысяч солдат. Жизни боевых товарищей были для него дороже собственной. Не дожидаясь рассвета, его дивизия начала операцию. Бой продолжался недолго: немецкая группировка, взятая врасплох, была полностью уничтожена, многие вражеские солдаты сдались в плен. Если бы тогда Михаил Никитич промедлил, то армия неприятеля развернулась и контрнаступление советских солдат могло не состояться. Были спасены жизни десятков тысяч солдат и раньше срока началось контрнаступление Советской Армии по всему фронту.

©Фото из семейного архива Ангелины Бржевской

После этого события уже в 1945 году его вызвали в штаб армии, где он с гордостью сказал, что готов понести любое наказание, вплоть до военного трибунала и расстрела.

Но подвиг 1944 года оценили по заслугам. На следующих день после вызова в штаб Михаил Никитич ожидал, что наказание настигнет его в виде сотрудников Особого отдела, ведь он нарушил главное — приказ Генералиссимуса Советского Союза не начинать наступление, «сидеть тихо». Но, к удивлению прапрадеда, 24 марта 1945 года вместо кары к нему все-таки приехали особисты, но вместе с представителями политбюро и вручили ему подписанный Иосифом Сталиным указ о присвоении звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». 

После подвига в 1944 году, уже в январе-феврале 1945 года мой прапрадед командовал операцией, в результате которой была прорвана оборона немецкой армии и освобождены населённые пункты в Польше в районе железнодорожной станции Стараленка. В селе Светликова Воля, куда Шевченко вынудил немцев отступить, состоялась еще одна битва с участием полка танков, роты и самоходной артиллерийской батареи. В ходе неё село удалось освободить, но противник направил «тигров», два из которых застряли из-за противотанковых орудий. К концу последнего месяца зимы форт «Раух» перешел под контроль советской армии. Особенность форта была в том, что его конструкция не могла быть пробита из-за бронированных затворов даже «Катюшами» (реактивная система залпового огня БМ-13). Учтя особенности конструкции, Шевченко лично начал штурм с крыши форта. Такое неожиданное наступление заставило немцев выключить электричество, из-за чего бой шел вслепую. В этот момент БМ-13 смогли ракетным ударом нанести значительный ущерб военному цеху форта.

Полковник Михаил Никитич Шевченко успешно прошел всю войну, а после победы продолжил служить в рядах Вооруженных сил СССР. Он обучал солдат в Военно-воздушной Инженерной Академии имени Профессора Н.Е.Жуковского на кафедре общевойсковой тактики. Умер Михаил Никитич в 1983 году. Прощание состоялось в стенах Донского монастыря, где был произведен артиллерийский салют.

©Фото из семейного архива Ангелины Бржевской

Я не могу не упомянуть и другого героя моей семьи —  прапрадеда Прокофия Сергеевича Бутко. Его можно сравнить с богатырем. В Советской Армии он служил в мотострелковом отделении. Войсковая специальность была пулеметчик, а оружие — ручной пулемет Дегтярёва. Когда пули заканчивались, Прокофий Сергеевич брал бревно диаметром около 15 сантиметров, похожее на дышло от телеги, и бил немцев в рукопашном бою. По словам моего дедушки, он «косил» противников как траву. Примечательно, что за весь период войны он не получил ни одного серьёзного ранения. Он был тяжело ранен в грудь, но осколок не дошёл до сердца и застрял в жилах, не задев аорту. Прокофий Сергеевич вернулся в Москву и прожил с пулей 30 лет. Дело в том, что хирурги не рискнули проводить сложную операцию. Жизнь Прокофия Сергеевича была полноценной, и как рассказывает мой дедушка, он носил его на плечах без особого труда.

Жизнь спасла музыка

Людмила Головинова, студентка кафедры журналистики ДонГУ

Мой прадед Иван Краснящих был музыкантом, мастером по ремонту и изготовлению баянов (имел несколько музыкальных инструментов собственноручной сборки). Отец, брат, его сын, как и сам Иван Михайлович, были музыкантами и занимались изготовлением баянов в военные годы.

© Фото из семейного архива Людмилы Головиновой
© Фото из семейного архива Людмилы Головиновой
© Фото из семейного архива Людмилы Головиновой
© Фото из семейного архива Людмилы Головиновой

В Донбасс прадед приехал из Курской области в поисках работы на шахте. Война… Началась жизнь в оккупации. Немцы установили в городке свой порядок, устраивали облавы. Все знали, что Иван – талантливый музыкант, мастер, учитель в музыкальном училище. Но кроме этого он тайно занимался подрывной работой: каким-то чудом ему удавалось добывать информацию о днях облав и предупреждать людей об опасности. Это было рискованно, но прадед был не из робкого десятка!

Как-то поздним вечером 1943-го в дверь дома, где жил Иван, постучали. На пороге стояли двое измученных офицеров советской армии. Попросились переночевать. Конечно, можно было отказать, в случае облавы или доноса – всей семье грозил расстрел, но Иван долго не думал и приютил солдат. Для экстренной ситуации прадедушка подготовил специальный план: беглецы должны были схорониться в дальней комнате под кроватью, а в прихожей на видном месте он поставил баян – шедевр собственноручной работы (на эту отвлекающую деталь и была сделана самая крупная ставка – жизнь). И вот облава. Рослые холеные фрицы с автоматами шумно ввалились в дом. Вдруг взгляд одного из них задержался на баяне.

 – Spielen Sie? (Вы играете?)

Иван взял баян, едва касаясь, пробежался пальцами по кнопкам, и полились одно за другим лучшие классические произведения Моцарта, Шуберта, Брамса, Вагнера. А в соседней комнате наших солдат прошибало потом и сверлила мысль: молча ждать или бежать через окно? Но вот концерт окончен, немцы засобирались уходить, приговаривая: «Gut, gut!». Смерть отступила...Тишина. И вдруг такая радость в глазах спасенных!

Наша семейная реликвия – это баян прадеда Ивана. Ведь он не только кормил семью, но и спас жизни. После войны мой прадед преподавал в музыкальном училище, занимался ремонтом и настройкой баянов, давал консультации. Ивана Михайловича знали и уважали не только в нашем городе, но и за его пределами.

Вот такая история о всепобеждающей силе искусства, войне, человеке и любви к Родине. Свое отношение к Отчизне можно высказывать, воспевая ее красоты в стихах и прозе, а можно доказывать свою любовь достойными поступками. И где, как не на войне, остро обнажаются истинные свойства человеческой души? Война – это тест на подлинность.

«Сынок, мы остались с тобой вдвоем»

Анна Белорусцева, студентка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова

Когда началась Великая Отечественная война, моему прадедушке Хренову Василию Леонтьевичу было всего 16 лет. Сразу же ушел на фронт его отец Леонтий Васильевич Хренов, участник Гражданской войны, однополчанин легендарных Чапаева и Фурманова. Вскоре на фронте оказался и старший брат прадедушки. Василий хотел быть полезным Родине и узнал, что в Куйбышев эвакуируют многие оборонные предприятия. Вскоре он поступил в фабрично-заводское училище и получил специальность клепальщика штурмовика Ил-2. Именно там началось производство этих легендарных боевых самолетов, которые сыграли большую роль в разгроме врага. Фашисты называли Ил-2 «черной смертью». Чтобы штурмовики были прочные, все соединения крыльев, фюзеляжей и других металлических частей скреплялись с помощью заклепок. Этим и занимался мой прадедушка. 12-часовой рабочий день, скудное питание, неотапливаемые жилые бараки — в такой обстановке ковалась Победа. 

© Фото из семейного архива Анны Белорусцевой
© Фото из семейного архива Анны Белорусцевой

Когда в 1943 году прадедушке исполнилось 18 лет, он ушел на фронт, несмотря на то, что на него, как на работника оборонного завода, была наложена бронь. Этот факт прадедушка скрыл и отправился служить. Освоил специальность и радиста, и фронтового телефониста. Вскоре был направлен в состав артиллерийского дивизиона — на Курскую дугу. Прадедушка Вася обеспечивал связь между орудиями, штабом батальонного дивизиона и штабом полка. Он был невысокого роста, еще совсем юный мальчик, поэтому старые солдаты его жалели. Когда случался во время боя прорыв телефонного кабеля, старослужащие говорили: «Сынок, посиди, ты еще набегаешься за войну». Несколько раз те, которые шли вместо него, не возвращались с задания. В дивизионе моего прадедушку очень любили и называли сынком. Он отдавал сослуживцам спирт, табак, сигареты, которые выдавали солдатам. Сам прадедушка не курил и не пил. Взамен ему давали побольше сахара и хлеба. Однажды Василий Леонтьевич был ранен в плечо, и когда его хотели направить в госпиталь, он расплакался: ему очень нравилось служить в этой части. Он уговорил, чтобы его не отправляли в госпиталь, а вылечили в медсанбате (отсюда возвращались в ту же часть, где служили, а кто попадал в госпиталь, потом заново проходили распределение). Из того дивизиона, в котором он начинал служить на Курской дуге, к концу войны осталось всего два человека: прадедушка и его командир, который при освобождении Праги был уже командиром полка. Увидев прадедушку, он обнял его и сказал: «Сынок, мы остались с тобой вдвоем». 

Василий Леонтьевич прошел всю войну до 1945 года: участвовал в освобождении Киева и Западной Украины. Брал с товарищами немецкий город Бреслау (ныне польский Вроцлав). В боях за него он совершил подвиг. Когда советские бойцы ночью 18 января 1945 года пошли в разведку и наткнулись на встречную вражескую разведку, прадедушка в упор расстрелял немецкого солдата. Позднее выяснилось, что это матерый немецкий разведчик, за которым давно охотились. Василия Леонтьевича сразу же представили к ордену. Когда заканчивалась война, над Прагой нависла угроза уничтожения со стороны немецких войск. Поэтому прадедушку и его сослуживцев, которые тогда были под городом Бреслау, посадили на машины, подцепили пушки и маршем двое с половиной суток они, не останавливаясь, без сна ехали до Праги и спасли город от разрушения. А войну он закончил в Австрии, около Вены. 

У Василия Леонтьевича очень много боевых наград. За освобождение Киева, Варшавы, Праги, за боевые заслуги, а также именная солдатская медаль за отвагу, орден Красной Звезды и орден Отечественной войны второй степени. И это все у 20-летнего паренька. 

Когда закончилась война, всех стали отпускать домой, а у прадедушки подошел срок срочной службы в армии. Он служил до 1948 года. Вернувшись домой, снова устроился на свой авиационный завод, где проработал всю жизнь и стал ветераном предприятия. Он участвовал в создании стратегических бомбардировщиков Ту-95 и современных пассажирских самолетов Ту-154.  За свой труд получил гражданский орден «Знак почета». Это очень высокая награда для простого рабочего.

Когда мне был год и восемь месяцев, у прадедушки был юбилей — 80 лет. Мы приехали его поздравлять всей семьей. Прадедушка очень любил слушать фронтовые песни Клавдии Шульженко, Марка Бернеса… Он всегда их включал, вспоминал свою молодость, боевую юность и плакал. В тот вечер он тоже их слушал и играл со мной. Мы очень друг друга любили и весело проводили время вместе. Когда мы стали уходить, он меня обнял и сказал: «Вот такой я тебя и запомню».  

Это было 1 февраля, а 9-го его не стало. Прадедушка запомнил меня маленькой жизнерадостной девочкой, а для меня он всегда останется героем, который совершал подвиги на войне и в мирное время. 

Дети войны

Алёна Небыкова, студентка кафедры журналистики ДонГУ

©Фото из семейного архива Алёны Небыковой

У каждой семьи есть особый символ, связующее звено поколений. В моей семье этой реликвией, хранящей в себе память о героизме и стойкости людей в тяжелые времена, является медаль «Дети войны». Она принадлежит моей прабабушке Марии Васильевне Пименовой, которая была ребенком, когда началась Великая Отечественная война. Благодаря этой медали я могу раз за разом возвращаться к рассказам прабабушки о её военном детстве и трудностях, с которыми ей пришлось столкнуться.

Когда пришла война, моей прабабушке было всего 9 лет. Она росла в многодетной семье: двое братьев и три сестры. Юноши в первых рядах отправились на фронт (и никто из них не вернулся, остались только три сестры). Прабабушка с тяжёлым сердцем рассказывала, как выживали на минимальном продовольствии и ели, подчас, всё, что хоть немного было пригодно для еды. Им приходилось день за днём бороться за свою жизнь. Самым ярким воспоминанием прабабушки о том времени стал день, когда дядя откуда-то привел худую, немощную лошадь, мясом которой питались ещё долгое время.

Прабабушка, как и все дети войны, была вынуждена стать сильной и самостоятельной уже в раннем возрасте. Она несла на своих плечах бремя войны, помогая своим сестрам и борясь с тяготами жизни в отсутствие мужской поддержки. После окончания Великой Отечественной прабабушка продолжала жить и трудиться. Она была очень самоотверженной и, не жалея себя, бралась за любую рискованную и тяжелую для молодой девушки работу. Так однажды, помогая передвигать вагоны на железнодорожных путях, она потеряла ребенка. Знала ли она о том, что беременна, или неосознанно шла на риск, в последствии познав не радость материнства, а печаль и потерю, — мне неизвестно. Сама она никогда об этом не упоминала, об этом мне рассказывала моя мама, её внучка. Конечно, позднее у неё появились на свет двое прекрасных сыновей — Геннадий и Виктор (первый стал учителем истории, а второй (мой дед) с юных лет работал на шахте и к 33 годам вышел на пенсию по стажу). 

© Фото из семейного архива Алёны Небыковой
© Фото из семейного архива Алёны Небыковой

До самой старости прабабушка Мария прожила с любимым мужем Петром Пименовым. Они были примером настоящей крепкой любящей пары. Прадед сам был сиротой и вместе с прабабушкой Марусей обрел ту самую семью, о которой мечтал. Он всегда заботился и оберегал любимую супругу, а сыновей воспитал настоящими мужчинами. 

Для меня моя прабабушка не только герой войны, но и самый родной человек. Она всегда была рядом, поддерживала и любила, делилась своей мудростью и жизненным опытом. Её медаль «Дети войны» стала для нашей семьи символом силы и выносливости, который напоминает нам о том, что какие бы испытания и трудности не вставали на нашем пути, мы сможем их преодолеть, выстоять, несмотря ни на что. 

У войны женское лицо

 Ульяна Бойчевская, студентка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова

Моя прабабушка Софья Михайловна Виноградова была дочерью дворянской четы Виноградовых - Михаила и Натальи. Софья Михайловна получила прекрасное образование, а позднее работала в театре. Она была не только актрисой, но и прекрасной певицей, танцовщицей и очень хорошо играла на фортепиано.

Она была немного старше, чем я сейчас, когда началась война. В 25 лет Софья Михайловна ушла защищать Родину — ее отправили в разведшколу. А уже после этого дали задание по работе в тылу врага. Задания были секретными, поэтому моя прабабушка никому ничего не рассказывала о них. 

©Фото из семейного архива Ульяны Бойчевской

Одно мы знаем наверняка: после определения рабочих задач и их выполнения она, к огромному несчастью, попала в концентрационный лагерь Освенцим в Верхней Силезии — сегодняшняя Польша — и все же смогла пройти войну от начала и до конца! Конечно же, ей было тяжело. Было много потерь, но и очень много друзей! В лагере смерти она встретила свою любовь и в Россию вернулась с ребенком — уже дома, в Туле, она родила мою бабушку Любовь. 

О Софье Михайловне говорят: «она была доброй и справедливой». Что бы ни случалось в нашей стране, она всегда говорила: «Лучше Родины нет на свете!». К сожалению, свою прабабушку я видела только на фотографиях. В 1983 году родилась моя мама, её назвали Софьей в честь моей прабабушки. Думаю, все ее лучшие качества достались маме в наследство!

Память прошлого

Маргарита Астахова, студентка кафедры журналистики ДонГУ

Нашей семейной реликвией и является память о прабабушке Анастасии Петровне Лихоузовой, после замужества – Володиной. Родом она из-под Мелитополя: раннее детство прабабушки на долгие годы оставалось единственным светлым воспоминанием, где вся семья вместе, дружная и счастливая. Первые трудности начались, когда ей было 8 лет. Наступил период массового голода в 1932-1933 годах, который не обошёл стороной и её дом. Случалось, что люди ходили по дворам и отбирали еду у других, поэтому, когда родителям приходилось ненадолго отлучаться, оставляя прабабушку только с братом и сестрой, им выдавали ружья и наказывали: «Стреляйте, если будут ломиться». Голод набирал обороты, так родственница прабабушки Анастасии потеряла четверых детей: последний умер на руках, когда поел, но истощенное тело не выдержало нагрузку. Поэтому отец прабабушки, Пётр, принял тяжёлое решение — оставить свой дом. Он забрал всю семью и перевёз в город Сталино (ныне – Донецк), благодаря чему всем удалось выжить. 

© Фото из семейного архива Маргариты Астаховой
© Фото из семейного архива Маргариты Астаховой

Казалось, беда миновала, но самое страшное ждало впереди. Случилось то, что навсегда лишило ее брата и отца, разлучило с семьёй на долгие годы — Великая Отечественная война. Прабабушке было 16, когда Донбасс оказался под фашистской оккупацией. Её, как и многих подростков, насильно оторвали от семьи и отправили в Германию. Отец до своего ухода на фронт (вопреки своим принципам) попытался договориться с полицаем. Тот пообещал, что незаметно выведет Анастасию, но вместо этого спас только свою племянницу. Прабабушку запихнули в вагон для скота и отправили в настоящее рабство. Последнее её воспоминание об отце — как тот бежал за убывающим поездом. 

Дорога в невольную жизнь не обошлась без трагических приключений. Мост, по которому ехал поезд, подорвали, и часть состава рухнула в пропасть, унося за собой жизни находящихся в нем, а другая, в которой и была Анастасия Петровна, удержалась на железнодорожном полотне. Те, кто выжил, добрались до места, по прибытию у них отобрали документы и обмазали зелёнкой, заперев в карцере, чтобы проверить на наличие заболеваний, перед тем, как отправить на рынок. Из-за щуплости, цена Анастасии Петровны была невелика, но тем не менее, ее выкупил пожилой немец. С того момента «домом» ей и другим подневольным стало убогое, неотапливаемое помещение, с нарами вместо кровати, одеялом в любую погоду служил плащ, а зимой согревала бутылка с теплой водой. Паёк, что давался раз в неделю, был скуден. Однажды поляки, с которыми они работали вместе, украли у хозяйских свиней картошку, а хозяин подумал, что это сделала Анастасия. Придя в ярость, он бил её кулаками по лицу, а девушка от страха даже не чувствовала боли, пока поляки безуспешно пытались докричаться до немца, говоря: «Nicht russisch!» («Не русский!»).

Несмотря на нелегкие условия, подневольные не теряли надежды и ждали Победы. Так и произошло! Тяжёлые бои, грохот орудий, дрожь земли и, казалось, даже небес… Красная армия вошла в Берлин. Анастасия видела, как русские солдаты, шагавшие ранее утром по улицам Берлина победным маршем, поставили того самого пожилого немца посреди двора и допрашивали. Бывший «хозяин» теперь просил помощи у ещё вчера подневольной Анастасии. После освобождения из неволи прабабушка на бричке, небольшой отрезок на поезде, но в основном пешком добиралась домой по указателям, на которых было краткое «на Родину».

Голод, война, невольничий труд — всё это не пошатнуло силу её духа, а только укрепило. Прабабушка никогда не позволяла себе долго грустить, характер не тот. Она до конца своих дней оставалась жизнерадостной, стойкой, доброй и понимающей. Как ценную реликвию наша семья бережёт воспоминания о ней и альбом с разными фотографиями из её жизни.

Спас жизнь будущей жене

Алина Моховикова, студентка факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова

7 июля 1922 года. АССР Немцев Поволжья. Бальцерский кантон. В семье Софьи Хайнц и Иоганнеса Богдановича Деккер рождается восьмой ребенок - мой прадедушка - Деккер Иоганнес Иоганнесович.

Сентябрь 1941 года. Железнодорожная станция Увек в пригороде Саратова.

«Выслать по национальному признаку»

Одно решение и восемь точек на карте огромной страны.

Александр Деккер - Казахская ССР.

Берта Деккер - нет данных.

Владимир Деккер - Баку.

Рейнгольд Деккер - Башкирская АССР.

Фридрих Деккер - Красноярский край.

Лидия Деккер - Кабардино-Балкария.

Константин Деккер - нет данных.

Иоганнес Деккер - Алтайский край.

Погрузка в вагон. Прощание. Впреди 12 суток дороги.

Как лицо немецкой национальности, мой прадедушка был выселен из Саратовской области. По прибытии в Алтайский край мобилизован в трудовую армию.

©Фото из семейного архива Алины Моховиковой

Январь 1942 года. Прадедушка работает на строительстве железной дороги Сталинск-Абакан: валит лес, сплавляет деревья. На эти месяцы для него, как и для нескольких тысяч тружеников фронта, домом стал холодный барак. Тяжелейшая работа по 15 часов в сутки при любой погоде. Сделать все для победы.

Ноябрь 1942 года. Мой прадедушка переведен в Тульскую область, на угольную шахту номер 59. По прибытии назначен мастером участка.

Экономика страны поставлена на военные рельсы. Уголь был необходим повсюду. Без него невозможно произвести ни танк, ни самолет, ни обмундирование. Горняки берут на себя обязательство перевыполнять план, увеличивать выработку в 1,5-2 раза. Дух коллектива шахты 59 было не сломить. Трудились в нечеловеческих условиях, превозмогая усталость. Смена длилась по 12-16 часов. Большая часть суток - под землей. В сырости, темноте, холоде. Летом в забое - высокие температуры, опасная концентрация метана. Угрозы обрушений. Но ничто не могло остановить трудовой фронт.

На шахтах работали и женщины. Труженицы приближали победу непосильным трудом. Носили на себе фонари весом от пяти килограмм, толкали телеги с углем (вес каждой по 1,5 тонны).

В темные времена было место и для света…

В забое прадедушка познакомился с моей прабабушкой - Грудининой Надеждой Константиновной. Она упала в вентиляционную шахту. Из-за сильного потока воздуха выбраться самостоятельно было невозможно. Прадедушка чудом оказался рядом и спас жизнь, как окажется потом, своей будущей жене.

Моя прабабушка рассказывала о тяжелой жизни на шахте. Однажды она поставила сушить свою обувь рядом с печкой и уснула. Когда проснулась - сапогов уже не было.

В шахте никто не снимал свою одежду даже для того, чтобы просушить ее. Спали в сырых вещах. Последствиями были тяжелые болезни, смерти.

1945 год. Война окончена. Она связала судьбы прабабушки и прадедушки на долгие годы, оставив тяжелые раны в душе. Они не любили вспоминать годы лишений. Но этот период жизни никогда не забывался ими…

С чего начинается семья?

Александра Горобий, студентка кафедры журналистики ДонГУ

©Фото из семейного архива Александры Горобий

У каждой семьи свои реликвии. У кого-то это драгоценности, почетные медали, которые говорят сами за себя… А у нашей семьи вот эта выцветшая фронтовая фотография моего деда. 

Мой дедушка Александр Лазаревич Горобий родился 10 декабря 1927 года в селе Ивановка в Запорожской области. Когда началась Великая Отечественная война, он был ещё ребенком, не повидавшим жизнь. Ему довелось пожить в оккупации, а в 16 лет, когда родное село освободили от нацистов, Александр Лазаревич стал участником отряда «ястребков», главной задачей которого был поиск и ликвидация оставшихся врагов на территории района. В этом отряде дед и познакомился с Александром Порфирьевичем Скориком, ставшим ему другом и будущим однополчанином. В 1944 году они пошли в военкомат и вместе ушли на фронт. Воевали тоже сообща, в войсках ПВО, и вместе участвовали в Параде Победы в 1945 году на Красной Площади в Москве. Тогда же дедушка был награжден медалью «За победу над Германией» и другими юбилейными наградами. 

Уже в мирной жизни удостоен медали «За трудовое отличие». Не просто так! Он входил в число передовиков своей области производства. Дедушка не только был трудолюбивым и честным человеком, готовым защищать свою Родину, но и хорошим семьянином — вырастил пятерых сыновей. 

06.06.2024
Как журналистика и модная индустрия меняют друг друга
На ВДНХ рассказали о том, как цифровые медиа перевернули модную индустрию и как сегодня выглядит российский рынок
30.11.2023
"Настоящие специалисты могут спать спокойно"
Преподаватель курса по нейросетям Виктор Немченко ответил на вопросы об искусственном интеллекте и его применении в науке
07.07.2023
Видеть, чувствовать, выражать
В Пушкинском прошла лекция о парижском периоде творчества живописца Василия Кандинского
10.06.2024
"Факультет журналистики - это пароль"
На журфаке МГУ прошла ежегодная встреча выпускников