Неожиданная медицина

Предыдущая статья Следующая статья

Опасные антибиотики, полезная радиация, неожиданный селен в перспективе цифровых технологий

Авторы: Алена Филоненко, Андрей Андросов, Татьяна Агабабова, Константин Никольский, Анна Болотина, Жанеля Жарасова

©Ирина Карабач

Недооцененный селен

О принципиально новых методах лечения рака, аутизма и прочих хронических заболеваний рассказал генеральный директор института микроэлементов ЮНЕСКО, профессор Анатолий Викторович Скальный.

Как пояснил ученый, человек состоит из мельчайших химических соединений – атомов, поэтому медицина должна опираться одновременно на физику, химию и биологию. Объединение этих фундаментальных дисциплин называется биоэлементологией. Ее цель – изучение биологической роли веществ, важных для создания и существования живой материи. По мнению профессора, именно элементарные частицы являются ключом к диагностированию и устранению болезней, которые считаются неизлечимыми.

«Любое хроническое заболевание – дисбаланс какого-либо химического элемента», – объясняет лектор. Причем дефицит так же опасен, как и избыток: симптомы болезни будут одинаковыми, что неоднократно подтверждено экспериментами. 

Анатолий Скальный и его коллеги из Центра биотической медицины (открыт Скальным в 1988 году и является одним из пионеров на рынке медицинских услуг в России и Восточной Европе) оценивают состояние здоровья человека с помощью анализа волос. У каждого элемента есть «окно» действия на организм, и диагностирование по методу Анатолия Скального помогает выявить, какое вещество у пациента не попадает в этот диапазон. Если возникает дефицит, то назначается прием конкретного элемента. Например, ядовитые соединения селена позволяют эффективно бороться с раком легких. У больного имитируется отравление селеном на семь дней, а затем в течение семи месяцев его выводят из организма. Тогда пациент, по словам Скального, излечивается полностью. Такая терапия возможна лишь потому, что селен как химический элемент хорошо изучен европейскими учеными, в частности, изучены возможности его нейтрализации.

«Одно из моих желаний: чтобы препараты с селеном появились и у нас, – делится эксперт. – В России слишком боятся просчетов, поэтому легализовать подобное лекарство не удается, и я работаю над изучением его влияния, чтобы каждый в нашей стране мог получить лечение на достойном уровне».

©Анастасия Корякина

Лекарство, которое превратилось в яд

Профессор Российского университета дружбы народов (РУДН) Светлана Александровна Рачина объяснила слушателям, как применять антибиотики, чтобы не получить более серьезные заболевания.

По словам лектора, первый антибиотик – пенициллин – был открыт А.Флемингом в 1929 году. В 1942 году данный препарат появился в России. Его изобретение позволило эффективно справляться с целым рядом серьезных недугов, которые до этого относили к неизлечимым: с дифтерией, брюшным тифом, пневмонией. Однако в наше время антибиотики превратились в огромную проблему для врачей и фармацевтов, так как их неправильное употребление негативно сказывается на организме и, по словам Рачиной, может привести мир назад, в «доантибиотическую» эру.

Лектор рассказала, как на самом деле действую антибиотики: эти препараты уничтожают исключительно бактерии, но не воздействуют на вирусы, поэтому грипп и простуду лечить антибиотиками нельзя. У каждого антибиотика свой «спектр активности». Эти препараты не понижают температуру и не являются обезболивающим средством. У антибиотиков имеется множество недостатков: они не могут выбирать определенные бактерии, поэтому уничтожают и полезные микроорганизмы желудочно-кишечного тракта. Несмотря на то что, вопреки распространенному заблуждению, препараты не угнетают иммунитет, они могут негативно влиять на пищеварение и метаболизм. И самое страшное, по мнению спикера, действие антибиотиков заключается в том, что они формируют устойчивость некоторых патогенных бактерий к любым лекарственным препаратам. Приобретя однажды вредоносный микроорганизм, человек становится его носителем на долгое время и передает его своему окружению. Таким образом, появляются супербактерии, вызывающие хронические заболевания мочевых путей, легких, инфекции кожи и мягких тканей.

Сейчас уже 30% бактерий устойчивы к любым препаратам, подчеркнула эксперт. Неразумное распространение антибиотиков продолжается: они используются в сельском хозяйстве и ветеринарии. Врачи бездумно назначают эти препараты при вирусных заболеваниях. И главная проблема именно нашей страны заключается в том, что люди не доверяют медицине и предпочитают самолечение. У многих антибиотики найдутся в домашней аптечке как лекарство от простуды, которое достаточно легко приобрести и «назначить самому себе», хотя аптеки не имеют права продавать их без рецепта.

«Проблема уже приобрела мировые масштабы, и самое главное сейчас – повышать грамотность населения, то есть добиваться разумного приема и использования антибиотиков», – подвела итог лектор.

©Анастасия Корякина

Вред и польза радиации

Одна из лекций фестиваля NAUKA 0+ была посвящена весьма злободневной проблеме отношения человека к радиации. Кто-то считает, что она беспощадно деструктивна для организма, а кто-то видит в ионизирующем излучении полезные и необходимые человечеству свойства. Российский ученый-радиохимик, член-корреспондент РАН, декан химического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова Степан Николаевич Калмыков расставил все точки над “i” в этом непростом вопросе.

Ученый убежден, что в современном мире крайне много различных «страшилок» и обидных заблуждений по поводу радиации. Например, доказано, что в морской воде радиоактивного урана больше, чем такого известного и уж точно безопасного элемента, как железо. Кроме того, по словам лектора, риск пострадать от ДТП или сердечно-сосудистых заболеваний несопоставимо выше, чем риск пострадать от ионизирующего излучения.

Исследование, проведенное в Финляндии в 2000 году, подтверждает утверждения эксперта. Так, среднестатистический гражданин этой северной страны больше всего облучения получает от радона-222, который накапливается в подвалах любых жилых помещений, от рентгеновской диагностики и от внешнего естественного облучения. И это абсолютно безопасно.

Говоря о радиации, невозможно не коснуться темы рентгеновских исследований – ярчайшего примера использования радиации в медицине. Знаменитые ученые Мария и Пьер Кюри в 1898 году совершили великое открытие: доказали радиоактивность минералов урана и выявили такие химические элементы, как полоний и радон. Уже через 20 лет Мария работала над созданием первых рентгеновских аппаратов. Во время Первой мировой войны она вместе со своей дочерью Ирен работала во фронтовых госпиталях, где делала исследования раненым солдатам при помощи новой технологии.

В настоящее время, помимо рентгена, радиация используется в медицине в качестве лучевой терапии и диагностики различных заболеваний на ранних стадиях.

Однако не все так однозначно. Калмыков подчеркивает, что доза радиации, получаемая при курении двух пачек сигарет в день, превосходит в 7 раз дозу от естественных источников. Больше всего радиоактивных элементов содержится в сигаретном дыме, который вдыхается человеком в это время.

По вине человека радиация действительно способна быть разрушительной. В качестве примера Калмыков рассказывает о сути «Манхэттенского проекта» по ядерному оружию и судьбе девушек, которые работали на заводах по изготовлению таких аппаратов. Они очищали плутоний – крайне опасное радиоактивное вещество с периодом полураспада 8000 лет. Вручную. Без какой-либо защиты. Не случайно, при производстве первого ядерного оружия плутониевый пневмосклероз был основной причиной смертности. Причем девушки именно очищали материал, что являлось самой опасной стадией производства. Однако их энтузиазм был настолько велик, что те, кто был в положении, скрывали от руководства свою беременность, хотя и понимали, что их неродившийся ребенок уже получил объем радиоактивного облучения, несовместимый с жизнью. 
Так другом или врагом является радиация для человека? Все зависит от целеполагания. При грамотном использовании во благо это уникальное явление помогает всему миру, а когда радиация намеренно используется против человеческой жизни, то она становится на самом деле самым страшным оружием.

Цифровая медицина в 3D

Старший научный сотрудник Медицинского научного образовательно центра МГУ имени М.В.Ломоносова Александр Анатольевич Седов рассказал, чего ждать от цифрового здравоохранения.

Цифровая медицина (digital health) – это организация медицинской помощи, при которой повышается ее эффективность за счет обработки большого количества данных в цифровом виде.

Как отметил Седов, в России цифровизация представлена, к примеру, Единой медицинской информационно-аналитической системой (ЕМИАС) в московских поликлиниках. Система организует сбор самых простых данных о человеке, потом на их основе проводит анализ демографической ситуации, доступности медицины в том или ином районе.

По словам эксперта, машинное обучение находится в привычных нашему времени алгоритмах, которые могут давать ответы только после получения большого количества входных данных. Основные направление этого обучения: анализ изображений (рентген, МРТ, микроскопы); анализ данных объективных показателей (врач не способен проанализировать все данные, например  десятки тысяч сердечных сокращений пациента, чтобы выявить проблемы с сердцем); анализ текста (запись процесса лечения пациента, проверка фактических ошибок в документе). Последний анализ затруднен, потому что среднее качество текстовой информации по России очень низкое.

Самое трудное при машинном обучении – это найти базу. По тонкому кишечнику самая большая база в мире составляет около 165 снимков. Этого очень мало.

В чем еще проявляется цифровизация медицины? В мобильных приложениях, например. Они могут измерять количество пройденных шагов и пульс, то есть постоянно собирать ряд показателей здоровья. В идеале их нужно сохранять в электронной медицинской карте пациента вместе с анализами, а не просто в телефоне.

Цифровая медицина незаменима в хирургии. «Хирург» Да Винчи – это не только не информационные технологии и даже не робот, а инструмент, позволяющий увеличить точность движений хирурга в 20 – 30 раз. Он не работает без человека и так же, как система искусственной вентиляции, контролируется врачом.

Еще цифровая медицина задействована в 3D печати. Причем Седов отметил, что стоит сразу разграничить то, что человек в силах напечатать, и то, что нет. Так, можно легко воспроизвести элементы протезов, легкие индивидуальные датчики (но только за границей), модели органов для обучения студентов, одноразовое медицинское оборудование из пластика. Гораздо сложнее дело обстоит с сердечным клапаном – эта сфера только будет развиваться. Несмотря на громкие заявления, пока невозможно распечатать модели легких, сердца, а также любые ткани, содержащие кровеносные сосуды.

Седов предположил, что цифровая медицина может использоваться в блокчейне – базе данных, которая состоит из алгоритма цепочки с блоками, распространяющимися по разным компьютерам. Ни один блок не может быть изъят злоумышленниками. Если пациент болен, не стоит распространять его данные на сотни компьютеров, это психологически тяжело.

И последнее, о чем рассказал эксперт, – это дополненная реальность (AR). Дети и взрослые восстанавливают силы через игры. AR также помогает в образовании. Скажем, школьник лежит в больнице месяцами, и ему сложно наверстать упущенное. Экскурсии в дополненной реальности – то, что надо.

Последний риск моды

О модной болезни или болезненной моде – анорексии – рассказала доктор медицинских наук, профессор РУДН Марина Артемьева.

«Нервная анорексия – сознательное ограничение себя в еде с целью коррекции фигуры, – дала определение эксперт и добавила: – Ни одно нервное заболевание не имеет такой связи с социумом».

По словам профессора, одной из причин анорексии часто становится дисморфофобия – психическое расстройство, при котором человек нездорово обеспокоен каким-либо внешним дефектом своего тела. Обычно дисморфофобия складывается из трех факторов, так называемой «триады Коркиной»: иллюзии о физическом изъяне, навязчивой идее о том, что все вокруг об этом недостатке знают, и общим депрессивным состоянием. Марина Артемьева выстроила такую цепочку: человеку, недовольному, например, формой своих ушей, кажется, что, если он похудеет, его неуверенность в себе исчезнет. Однако этого не происходит, и принять себя становится еще сложнее.

М. Артемьева считает, что в XXI веке число людей, страдающих анорексией, увеличивается из-за большей вовлеченности в медиапространство: фигуры, которые мы видим в фильмах, рекламе и блогах, часто воспринимаются как стандарты красоты. Цель ее лекции – показать обратную сторону: «Некоторые думают, что это модно, что это просто баловство. Некоторые хихикают. Но это не смешно. Это трагично и летально».

Профессор подчеркнула, что вылечиться от анорексии сложно, поэтому потребуется помощь специалистов.

©Gerd Altmann//pixabay.com

Чем нас лечат

Научный журналист и популяризатор науки Екатерина Мищенко рассказала, почему важно обращать внимание на инструкцию внутри упаковки лекарств и каким исследованиям можно верить.

По словам Екатерины Мищенко, медицинские препараты в разное время тестировали по-разному. Раньше ученые испытывали все на себе. Так, один исследователь заявлял, что вазелин нужно употреблять внутрь, и тогда люди будут жить дольше. Прожил он долго, но едва ли дело в вазелине. Раньше в некоторых СМИ публиковали совсем несуразные рекомендации: например, опасные вещества позиционировали как средство от кашля или для роста волос.

Как рассказала Мищенко, сегодня тестирование на животных вызывает негодования по всему миру. Параллельно с такими тестами существуют доклинические исследования, которые заранее показывают, как молекула подействует на живой организм.

Итак, чтобы исследования были достоверными, они должны быть рандомизированы. Это значит, что контрольные группы должны быть сформированы в случайном порядке,  исследование должно быть двойным слепым, то есть никто не должен знать, какой именно препарат и на каком именно человеке будет опробирован.  Такие требования избавляют от влияния субъективного фактора, уверена эксперт.

Мищенко подчеркнула, что медицина – это еще и бизнес, и систематические ошибки неизбежны. Кроме того, часто возникает конфликт интересов, когда, к примеру, исследование препарата финансирует заинтересованная сторона. Отрицательные результаты не публикуют, чтобы не лишиться прибыли в перспективе, так как в исследование было вложено огромное количество денег.  Бывают случаи, когда пациент говорит, что ему лучше, но по факту нет никаких изменений. Это не является основанием признавать препарат действенным, но на это порой закрывают глаза, и лекарство пускают в производство.

Когда человек решает, принимать ли препарат, он несет большую ответственность не только за свое будущее, но и за будущее всей популяции. Избыточный приём лекарств вредит планете. Было доказано, что антидепрессанты, попавшие в организм лягушек, вредят их развитию, привела пример лектор.

Екатерина Мищенко сделала вывод, что нам важно обращать внимание на то, как и чем мы лечимся. Если препарат продается в аптеке, это не является гарантией, что он не навредит. Нужно внимательно изучать доклады клинических испытаний и научные публикации, связанные с интересующими нас лекарствами. Только так можно заботиться и о своем здоровье, и о здоровье природы в целом.

Сердце из скаффолдов

Биоинженер и научный журналист Анна Сергеевна Солдатенко рассказала, возможно ли заменить утраченный орган без донорского материала.

Спикер объяснила, что не всегда донорский орган являются удачным заменителем утраченного. Большой риск – возможное отторжение донорского органа, затратна и трудна пожизненная терапия после пересадки. К тому же донорского материала не хватает по всему миру. Ожидание донорских органов довольно продолжительно: от двух до пяти лет.

Современный аналог донорского материала – клеточные матрицы, так называемые скаффолды. Материалами для создания скаффолдов служат титан, керамические материалы, хирургические материалы (нить, например), желатин и даже кишки свиньи.

По словам лектора, целью исследования и разработки скаффолд-систем является искусственное выращивание органа, например сердца. Однако эту цель-максимум достигнут нескоро. Пока при помощи скаффолдов можно восстановить кости, кожу, желудочно- кишечный тракт, дыхательную систему.

Исследование в области клеточных матриц все еще находится в стадии развития и улучшения. Состав материала меняют, модифицируют поверхность, пытаются сочетать несколько видов скаффолдов в одном и даже добавляют лекарственные препараты.

Кроме того, скаффолды пытаются заселять другими клетками: фибробластами или остеоцитами, если речь идет о заселении кости, или стволовыми клетками, в чем, правда, существует заметная сложность, так как последние очень капризны.

25.03.2020
«Когда человек несчастлив, его сразу видно»
О счастье, успехе и страданиях рассказал корреспонденту «Журналиста Online» философ Дмитрий Родзинский
12.08.2020
Пошазамим на YouTube?
Как достичь отметки в 1 миллион подписчиков за год, а также о хейте и славе “в тени” рассказал ведущий и автор шоу “Пошазамим”
29.04.2022
Карьеры без практики не бывает
На факультете журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова прошел традиционный День карьеры
12.12.2021
На мостах Уханя и Москвы: между прошлым и будущим
Где искать первый мост КНР, почему Крымский мост оказался в Москве и как связаны мост на острове Попугая и Живописный мост в Крылатском