Текст, музыка, продакшн

Предыдущая статья Следующая статья

Студентка журфака Дария Свиридова рассказала о группе SHAME’N’SHAME и о современной музыкальной индустрии

Вы занимались музыкой в детстве? Если да, то на каком инструменте играли? А может быть, пели в хоре? Я уверена, что каждый из нас хоть раз в жизни мечтал стать звездой эстрады. Для достижения этой цели кто-то пел перед родственниками на всех семейных праздниках, кто-то ходил в музыкальную школу, а кто-то самостоятельно изучал нотную грамоту и тихо напевал мелодии, когда дома никого не было.

©Из личного архива героини

С Дашей Свиридовой мы знакомы давно – еще со школы. Она занималась в музыкальной школе по классу «фортепиано». В 12 лет Даша начала самостоятельно осваивать гитару, позже – барабаны и несколько перкуссионных инструментов. Будучи школьницей выпускных классов, она брала частные уроки по вокалу у участницы проекта «Голос» Этери Бериашвили, и сейчас ее голос звучит во всех песнях группы SHAME’N’SHAME. Даша рассказала нам о том, чем вдохновляются молодые музыканты, какую роль играет музыкальное образование и как группа реагирует на «хейт».

Что стало толчком для создания группы? 

Довольно трудно назвать конкретный момент её создания. Да и толчка как такового я не заметила. Все мы занимаемся музыкой столько, сколько себя помним, поэтому мы не принимали решений в стиле «а теперь я стану музыкантом». Наш коллектив формировался четыре года – постепенно, сложно: у нас менялись составы, мы переходили с одного инструмента на другой. Если и есть фактор, оказавший наибольшее влияние на создание группы, то это желание каждого из нас играть и писать музыку с себе подобными. 

Среди известных музыкантов совсем немного тех, кто имеет музыкальное образование. В вашей группе все заканчивали музыкальные школы или же некоторые учились играть самостоятельно? 

Не сказала бы, что музыкальная школа – это образование. У нас её закончили трое из пяти участников, но только скрипачка играет «по профессии». Наш бас-гитарист, например, не заканчивал музыкалку, но брал частные уроки. А гитарист ничем не уступает в плане знаний теории музыки выпускникам музыкальной школы, хотя сам только пел в хоре.

Образование мало значит в области, где все решают техника, знания и репутация. Теорию музыки можно легко выучить и понять самостоятельно.

Чем вы вдохновляетесь, когда собираетесь писать новые песни?

Каждый – чем-то своим. Довольно трудно назвать менее туманные факторы, чем окружающая реальность, личные переживания и произведения искусства. 

На какую аудиторию вы ориентируетесь? 

Раньше не ориентировались ни на какую – искусство же, все дела, негоже так. Сейчас же осознали примерный портрет человека, для которого пишем. Этот «кто-то» молод, прям, деятелен, склонен к рефлексии и поиску, искушен в текстах, не боится нестандартных решений, но при этом уважает классику. Мы не хотим, чтобы наш слушатель глупел, но в то же время даём ему возможность расслабиться и почувствовать музыку. 

Есть ли у вас конкуренты?

Конечно, есть. Даже слишком много. В музыке бешеная конкуренция: все грызут друг друга. В наши дни связать жизнь с музыкой – максимально глупое и мазохистское решение, ведь шанс выдержать эту гонку предельно мал. 

Как вы относитесь к «хейту» в отношении ваших песен (если он бывает)? 

О, нас любят хейтить. С одной стороны, читать и слышать нелестности в свой адрес весело и интересно. С другой – хейт действительно умеет портить нам жизнь, особенно в популярных сейчас жанрах (в постпанке, например): над нами посмеиваются, а рекламные агентства часто отказываются проводить нам кампании. Короче, этого добра в нашей жизни хватает, поэтому мы научились относиться к хейту с иронией. У нас даже название группы переводится как «Стыд и позор». Нам не стыдно. Поэтому к хейту мы скорее привыкли. Это уже настолько приевшееся и нормальное обстоятельство, что на него даже не очень хочется серьёзно реагировать.

Назовите три составляющих идеальной песни.

Текст, музыка, продакшн.

Бывало ли у вас такое, что просто опускались руки? Будто бы вся та работа, которую вы проделали, оказалась бесполезной? 

У меня, например, сейчас так. Весной мы запланировали и выпустили потрясающий, на мой взгляд, альбом, но из-за отказавшихся от нас в последний момент спонсоров у нас не хватило денег на нормальный продакшн и достойное продвижение. А потом ударил коронавирус: запреты на проведение массовых мероприятий – и никому наш альбом не сдался. Я очень большие надежды возлагала на работу, в которую вложила все, что во мне и у меня было, поэтому такой вот провал сильно подкосил меня. Год концертов, написания материала, записи демо и чистовой записи, сведения – и ничего. Но это не заставило меня или кого-то ещё из нас отказаться от этой работы и прекратить писать музыку. Не получилось – черт с ним, ещё сделаем, жизнь на этом не закончилась. Вот сейчас за второй полноформатный альбом сели, стараемся. 

У вас есть авторитеты в музыкальной индустрии? 

Есть, и их очень много. Мы уважаем классиков, которые привели нас к музыке, современных авторов, исполнителей и звукорежиссеров. Многие творения наших предшественников и современников вдохновляют нас. Авторитетные для нас люди в ремесле – это те, у кого хочется учиться.

06.03.2020
Восьмое чудо «Зарядья»
В стенах концертного зала «Зарядье» впервые зазвучал орган
21.04.2021
Квиз "Что? Где? Когда?"
На журфаке МГУ прошла интеллектуальная игра
27.04.2021
"Он продолжал бороться во имя своей Родины!"
Степан Антропов – о патриотизме несмотря на угрозы из-за доносов и красивой истории любви своих предков
03.05.2021
"Хочется чистого мирного неба над головой!"
Анастасия Гундорова - о подвигах тыловиков и семейных реликвиях