«На пленке даже фасад дома получается особенным»

Предыдущая статья Следующая статья

Почему так много людей до сих пор увлекаются пленочной фотографией?
Автор:

Корреспондент «Журналиста Онлайн» поговорил с тремя фотографами – Владиславом Кочетковым, Анастасией Осиповой, Ильей Каллионом – об их увлечении пленочной фотографией, узнал о любимых объектах съемок, о том, кому хотелось бы  подражать,  и задал главный вопрос: почему пленка стала модной в эпоху, когда высококачественные снимки делаются в один щелчок на телефоне?

©Илья Каллион

Когда и с чего началось ваше увлечение пленочной фотографией?

Влад: Сначала я  снимал на цифровую камеру (мыльницу), пленочного аппарата не было в детстве, только полароид из 1990-х. С камерой почти никогда не расставался. Потом увлекся фотографией и  стал  читать специальную литературу. На пленку решил попробовать фотографировать в 2012 году.  Я  снимал, а проявлял  в фотолаборатории. Затем, готовясь к  дипломной работе,  начал заниматься не только фотографированием, но и проявкой. Покупал химические препараты, сам разводил все проявители и фиксажи. Для амбротипии тоже все делал своими руками. Ну так и понеслось. Сначала фотоаппарат пленочный, потом пленка, потом другие фотоаппараты и увеличители.

Настя: Я в детстве очень много времени проводила с дедом, который увлекался фотографией. Говорит, в детстве я даже проявляла сама пленки у нас в кладовке. Сейчас я, конечно, уже это все забыла, пленку  проявляю в «Фотопроекте». Сама начала фотографировать на дедов пленочный «Фэд-2», он мне его подарил. До сих пор не понимаю, почему мне в 12 лет было интересно разбираться с дальномерным пленочным фотоаппаратом, но это в итоге переросло в  настоящее увлечение фотографией.

Илья: В 2016 году мой друг Миша начал снимать на пленку. И заразил меня этим делом. Я  немного у него учился, взял на пару дней его камеру. Потом нашел дома «Смену 8», самый простой советский фотоаппарат, решил на него снимать. Помню, была первая моя пленка Kodak color plus 200, цветная. Потом решил углубиться в тему, купил «Зенит 122» с объективом «Гелиос 44-2-м». С тех пор не менял фотоаппарат, только на него снимаю.

© Владислав Кочетков
© Владислав Кочетков
© Владислав Кочетков
© Владислав Кочетков

Почему именно пленка? Процесс же очень сложный: нужно купить пленку, вставить, отщелкать 36 кадров, отнести на проявку, подождать несколько дней…

Влад: Пленка –  это один из самых простых способов съемки. А вот амбротипия –  уже сложнее. Там ты готовишь стекло, химию, снимаешь, проявляешь,  и на все это у тебя есть 15 минут, иначе потом химия засохнет.

Настя: Так получилось, что с пленки началось мое увлечение фотографией.  Я на нее снимаю с 12 лет, а цифра у меня появилась только полгода назад. Обычно происходит наоборот, и пленка действительно становится «диковинкой» для любителей фотографии, так как  неизвестно,  что получится в результате.   Для меня было всегда нормально десять раз подумать и только потом снять и ждать неделю своих снимков. Я и с цифрой до сих пор не могу привыкнуть к возможности щелкать много раз одно и то же. Во время  практики один фотограф постарше, тоже, очевидно, имевший дело с пленкой именно как с профессиональным инструментом, работая со мной, отметил сразу: «Ты с пленки что ли начала? Я заметил по тому, как ты кадры выбираешь». Поэтому пленка многому научила, конечно. И если говорить, почему пленка — потому, что она тебя как фотографа учит думать и высматривать, а не просто жать на кнопку. Мне повезло, что начинала я именно с пленки.

Илья:  Мне интересен сам процесс. Я люблю все  связанное с физическим взаимодействием с предметами. Это как читать бумажную книгу.

У тебя есть только 36 кадров, которые ты должен очень разумно использовать. Ограниченность кадров дает тебе немножко больше пространства для творчества, как ни странно. Потому что ты должен думать, должен искать, ты не можешь  тратить пленку просто так. Потом ты с трепетом ждешь проявки и каждый файл открываешь с трепетом. Будто тебе пять лет, ты получил желанный подарок на день рождения и распаковываешь его. К тому же пленка все-таки дает абсолютно другое видение фотографии, потому что, к примеру, другая передача света и тени. Это как смотреть на оригинал картины где-нибудь в галерее или смотреть на репродукцию в альбоме. А если ты владеешь процессом проявки черно-белой пленки (он достаточно простой), ты можешь сам проявить, потом сам отсканировать или вообще сам распечатать на фотоувеличителе. И это просто потрясающе! Ты от начала до конца создаешь кадр собственными руками.

Что больше любите снимать? Людей, пейзажи,  городские объекты?

Влад: Людей нравится снимать. Живые люди, с которыми можно поговорить, рассказать про сам процесс съемки. Ну и амбротипия дает очень высокую детализацию, а  форматная камера более точно передает пластику изображения. Красиво размывает задник. Например,  если резкость навести на глаз, то кончик носа уже будет в расфокусе. Когда фотографируешь людей, эмоциональные переживания  возникают обычно при дальнейшей обработке пленки. Во время съемки модели нужно сидеть неподвижно и желательно не улыбаться, чтобы изображение получилось четкое, а не смазанное. Чуть самое важное не забыл! Когда отдаю готовые фотографии, верю, что снимки с изображением этих людей переживут нас и будут лежать в альбоме у потомков, лет через 150 их кто-нибудь увидит и вспомнит своих родственников.

Настя: Людей снимать на пленку интересно, потому что непросто:  чтобы кадр был выразительным, нужно  поймать определенное эмоциональное состояние человека и сделать это незаметно, чтобы он не «закрылся», и на это у тебя есть ровно секунда, потому что потом пленочный фотоаппарат начнет с шумом «проматывать» кадр  и второго шанса не будет. Да и реакции бывают самые разные.   А еще интересна   фактура кадра, композиция, свет, например.

Илья: Мне кажется, это все равно, что у пианиста спрашивать, на какие клавиши фортепиано ему больше нравится нажимать? Ты никогда не знаешь наперед. И в этом, пожалуй, вся прелесть. Так вышло, что людей я фотографирую нечасто.  Просто я пока что учусь. Наверное, любимое – street photo. Иногда я подхожу к людям и говорю: «Можно я вас сфотографирую?». Город люблю фотографировать, здания, транспорт. Особенно люблю дождливый город, потому что он очень красиво отражает сам себя в этом дожде.

© Анастасия Осипова
© Анастасия Осипова
© Анастасия Осипова
© Анастасия Осипова

Предпочитаете цветную пленку или черно-белую?

Влад: Каждая пленка для своих задач. Но для меня в приоритете ч/б из-за простоты работы: можно все делать  самостоятельно в домашних условиях. Ее проявка и дальнейшая печать намного проще, чем подготовка цветных фотографий. С эстетической точки зрения тоже предпочитаю ч/б. Когда снимаю человека, ничего  не отвлекает, восприятие сосредоточено исключительно на композиции и самой модели. Глаз не цепляется за  цвет, который порой мешает. Но иногда в цвете смотрится лучше.

Настя: Черно-белая пленка раньше была единственной в течение  всей       моей «пленочную» жизнь. Сейчас я больше работаю с цветной пленкой, потому что  чаще всего снимаю не репортажные снимки, а  фактурные, где очень важен свет и цвет. Для ч/б пленки, мне кажется, нужно больше сосредоточенности и мастерства:  там из средств выразительности остается только эмоциональное состояние модели.

Илья: С визуальной точки зрения для меня особой разницы нет. Другое дело, что на ч/б проще снимать, потому что ты играешь со светом и тенью, в основном с градациями серого и белого. В цвете ты, кроме композиции и световых решений, должен искать цветовые решения, это намного сложнее. Я пока не дорос до цвета. Кроме того, важен чисто  технический момент: черно-белую пленку можно проявлять в домашних условиях при помощи реактивов, а цветную – очень сложно.

Есть фотографы, на которых вы ориентируетесь? Или те, чьи работы просто нравятся?

Влад: Кроме известных – Роберта Капы, Картье-Брессона, Йозефа Куделки, нравятся еще менее известные Говард Шатц, Эдвард Стейхен, Винн Буллок, Салли Манн.

Настя: Если говорить о пленке, то я бы назвала Стивена МакКарри и Рене Бурри. Оба очень нравятся  тем, как запечатлевают настоящую жизнь в абсолютно разных проявлениях.

Илья: Мне очень нравится фотограф Дэниел Арнольд. Это street-фотограф, который живет в Нью-Йорке. Есть Дмитрий Марков, он снимает на айфон, это классная социальная фотография. Еще фотограф Дэвид Алан Харви из агентства Magnum Photos, основанного Анри Картье-Брессоном. Из мэтров фотографии это, конечно, сам Анри Картье-Брессон, ну и Роберт Капа, хотя он в меньшей степени нравится.

У вас есть единомышленники? Может, вы даже знакомились с кем-то только благодаря этому увлечению?

Влад: Да, стал интересоваться фотографиями и отслеживать их по хэштегам в Инстаграме, читать статьи, потом искать авторов и следить за их творчеством. Мне очень помогли с дипломно        й работой            Сергей Шахиджанян и Артемий Перевозник,  дружу с  Сергеем Красновым из Пензы

Настя: Парочку людей я «подсадила» на пленку, хотя не особенно того хотела. А если вспоминать интересные истории, то однажды в фотопроекте ребята  потеряли мою ч/б пленку, и мы с парнем-продавцом целый час открывали чужие пакеты с проявленными пленками и рассматривали их, выискивая мою. Наткнулись даже на чью-то ню-фотосессию. До сих пор стыдно перед этими людьми. А с парнем сейчас иногда общаемся, перекидываемся пленочными кадрами.

Илья: Не могу сказать, что завел так друзей. Познакомился однажды с мужчиной в электричке: я увидел, что он снимает на пленку, подошел, мы разговорились. Однажды познакомился с парнем в фотолаборатории. Обычно это такие одноразовые и узконаправленные разговоры: «На что снимаешь? Мм, да. А на какую пленку? Мм, ого. А сам проявляешь?» и так далее.

© Илья Каллион
© Илья Каллион
© Илья Каллион
© Илья Каллион

Как вы думаете, почему пленочная фотография стала вдруг модной?

Влад: Пленка давно популяризируется. Кодак сначала приостановил выпуск пленки, а спустя год–два из-за поднявшегося спроса решил заново запустить. Вообще, на мой взгляд, каждый выбирает средство выражение самостоятельно. Для кого-то пленка, для кого-то цифра и другие средства: графика, живопись и так далее. Сейчас нет четких границ: снимок с пленки можно отсканировать, а затем внести коррекцию на компьютере и распечатать. Еще, я думаю, снимают из-за характерного «пленочного зерна» и другого рисунка, отличающегося от цифры. На пленке, если брать большой формат, становится совсем другой пластика изображения, лица модели делаются более объемными. Ну и в век цифровых технологий человек ищет различные способы самовыражения в творческом плане, поэтому прибегает к пленке и другим техникам.

Настя: Мне кажется, дело именно в специфике самой пленки как материала. Она очень «осязаемая» в отличие от цифры или телефонной камеры, дает фотографии многое «от себя», даже если камера ручная, а увидеть то, что она сделала, можно только после проявки. Дело, конечно, не только некоей интриге, но еще и в том, что вот это «от себя» почти никогда не может испортить снимок.  Сам фотограф может навредить кадру, а  пленка — вряд ли. На пленке даже фасад дома получается особенным. Мне очень не нравится, когда на пленку снимают, как на цифру или на айфон, все подряд. Так же весь шарм теряется!

Илья: Мне очень грустно, что пленочная фотография становится модной. И не потому, что я хочу быть особенным.  Я хочу, чтобы этим занимались те, кто действительно заинтересованно относится к фотографии, а не следует очередному модному течению,  потому что «так  круто».

Сейчас вообще появляется тенденция ко всему винтажному, старому. Все одеваются в секондхэндах, слушают музыку  1980-х годов. На мой взгляд, наше поколение пока что не изобрело ничего нового. Я даже не говорю про материальные вещи, я про философские. Наша задача, на мой взгляд, действительно обращаться к старому и через старое искать новое.

P.S. У одного из собеседников, Владислава Кочеткова, на факультете журналистики МГУ прошла собственная выставка.

«Мой диплом был посвящен альтернативным фотопроцессам (“Альтернативные фотографические процессы в практике современных фотографов” – так звучала тема ВКР). В дипломе я описывал прежние способы получения изображения и анализировал современных российских и зарубежных фотографов, которые использует различные техники в наше время. А в качестве практического материала  реализовал проект «Реликвия». Делал фотопортреты, важным  было наличие какого-либо исторического артефакта у героя, который передавался из поколения в поколение. А чуть позже я начал снимать виды факультета. И потом у Олега Александровича Бакулина появилась идея сделать выставку моих работ, разных, в том числе и не связанных с жизнью факультета. В экспозиции были фотографии, напечатанные  оптическим способов (ну, проще говоря, руками через увеличитель)».

04.11.2018
Чему нас могут научить дикари?
Известный ученый провел три дня вдали от цивилизации и поделился своими открытиями
06.11.2018
Обрести свой Дом на Моховой
Как прошло посвящение в студенты первого курса
11.12.2018
Слушая музыку истории
Интервью "Журналиста Online" с коллекционером граммофонных пластинок
14.10.2018
Культура среди точных наук
Карнавал, театр, праздники и ораторское искусство