Наброски портрета художника в юности

Предыдущая статья Следующая статья

История тринадцатилетней Вари Радьковой

Автор: Алёна Бобина

Представьте, что вы находитесь в небольшом выставочном зале. За вашей спиной – бесконечные змейки выставочных тумб, стен, на которых теснятся работы: одни скромно прячутся, другие уже готовы запрыгнуть прямиком в ваш зрачок. Вы же смотрите на один рисунок. Графика, небольшой листок бумаги 20 на 15 сантиметров, на котором изображен заброшенный сарай. Просто заброшенный сарай? В деревне у вашей бабушки, наверное, стоял его брат-близнец. Сквозь открытую покосившуюся дверь и верхнюю часть окошка, завешенного тряпкой, в него проникает свет, скользя по контурам внутренностей сарая. Взглядом можно проделать путь от дверного проема к приставной лестнице (аккуратнее, не запнитесь о нее!), перепрыгнуть через полено и пластиковый контейнер, на носочках пройти мимо помятого железного таза, запнуться о фанерный лист, балансирующий на гниющих оконных рамах. Не удержавшись, ваш взгляд выпадает за границы листа и  ударяется о маленький белый прямоугольник под картиной с надписью «Радькова Варя. МЦХШ, 2 год обучения. 6 класс».

©Рисунок из личного архива героини

Варе Радьковой 13 лет, сейчас она учится в 7 классе. Чуть больше трех лет назад она попала на подготовительные курсы Московской центральной художественной школы – учебного заведения, выпускники которого становятся студентами лучших художественных институтов страны. Сейчас же ее работы высоко оценивает лауреат премии «Оскар» мультипликатор Александр Петров, ее мастерством восхищается художник и телеведущий Алексей Бегак, пригласивший девочку в свою передачу на крупный федеральный телеканал. На страницу Вари в Instagram подписаны несколько тысяч человек, а в художественных школах ученикам показывают рисунки «звездочки» как примеры грамотно выполненных работ.

Шляпы и Шляпники

Варя родилась в 2008 году. «Она как только стала какие-то осознанные движения совершать, уже пыталась что-то мастерить, – говорит мама девочки, Яна, искристо улыбаясь глазами. – Варя ведь не только рисовала. Она постоянно что-то изобретала: шила одежду, делала шляпки, строила башни, лепила из пластилина». После просмотра «Алисы в стране чудес» Варя «заболела» Шляпником: смастерила шляпку, нарисовала пастелью портреты героев фильма. «Шляпку она носила!» – смеется мама Вари. «Всего лишь несколько раз», – добавляет девочка, как бы пытаясь «оправдаться».

Я представляю Варю в раннем детстве похожей на ее маму, открытую, добродушную женщину с теплым смехом. Ее голос смягчается, когда она говорит о характере своей дочери: «У нее была такая манера: она отказывалась от любых советов и всегда изобретала велосипед самостоятельно, начиная от строительства башни из LEGO полтора метра высотой и заканчивая пошивом шляпки».

И сейчас Варя и ее мама похожи внешне: холодные голубые глаза, круглое кукольное лицо, светло-русые волосы, подстриженные под каре, однако дочь более сдержанна, немногословна. На вопросы Варя отвечает кратко, не пускаясь в пространные размышления. Детский творческий бунт также сменился у девочки ученической послушностью. Развитие творческих способностей стало похоже на постепенное восхождение по лестницей, в процессе которого лучше не перепрыгивать через ступени. Так, Варе нравятся комиксы, однако пока она не пробует создавать их самостоятельно: «Ну, рано еще. Мне еще нужно порисовать людей с ракурсов разных».

Пока же люди появляются у Вари в пятиминутных набросках карандашом, напоминающих гибкими линиями эскизы Бакста, или быстрых зарисовках школьного двора.

©Рисунок из личного архива героини

Рисунок. Живопись. Воспитание

На эту трансформацию мышления Вари, вероятно, повлияло академическое художественное образование. Уже в пять лет девочка пошла в детский дом творчества. Во время летних каникул перед четвертым классом Варя начала заниматься в МЦХШ. «Мы проезжали на велосипедах мимо лицея, увидели объявление о том, что идет набор в летнюю школу. Мы отдали Варю туда, и ей там очень понравилось. Она вприпрыжку бежала в школу каждый день, говорила, что это просто лучшее время в ее жизни. После этого нам рекомендовали пойти на подготовительные курсы в лицее, и она пошла готовиться. Год готовилась к поступлению», – вспоминает мама Вари.

«Сначала как-то случайно попала в группу для второго класса», – говорит сама девочка. «Как-то случайно» она еще полгода проучилась в этой группе, не отставая от других детей. Потом Варя перевелась в группу Камиллы Чилингаровой, главы третьей мастерской МЦХШ «Графика». В этой мастерской девочка учится до сих пор: занимается рисунком, живописью и композицией, постепенно совершенствует навыки, проводя дни в здании, на фасаде которого, под самой крышей, прячется надпись «Рисунок. Живопись. Скульптура. Архитектура. Воспитание».  

«Каждая мастерская – это как школа в школе: у них свои преподаватели, свои направления, свои приоритеты». Мастерскую Варя подобрала сама. Ее зацепила яркая цветовая палитра и уровень работ учеников направления «Графика». Прогуливаясь по залам выставки, организованной школой в начале осени 2021 года, можно легко найти работы этих детей: рисунок мастерски решен тонально, мельчайшая проработка деталей соседствует с педантично положенным штрихом. 

Евгения Павленко, преподаватель Вари по рисунку, говорит, что по наброскам десятилетнего ребенка педагог уже может понять, «рисующий человек или нет». «У нее сразу были очень живые наброски и людей, и животных», – вспоминает Павленко. Преподаватель описывает Варю как человека, который легко идет на эксперименты, не боится работать с новыми материалами. «Непростое задание было на эту неделю – наброски тушью без полутонов. Пришлось немало копий поломать в поисках решения. Зато интересно!» – пишет Варя у себя на странице в одной из социальных сетей.

У нее сразу были очень живые наброски и людей, и животных.
Евгения Павленко, преподаватель по рисунку

Этот фанатичный поиск интересного решения отражается и в отношении Вари к выбору ракурса, освещения. Она может много времени потратить на то, чтобы подобрать предметы для натюрморта и расставить их. Печатная машинка в ворохе смятых газет, узор бабушкиной скатерти в сочетании с резьбой на старом чугунном чайнике – все в натюрмортах Вари неслучайно. 

 «Варя еще очень и очень техничный человек: любит отточенность деталей. Это (проработка деталей – прим. ред.) ей удается сделать тонко и интересно, – продолжает описывать подход своей ученицы Павленко. – Я даже не хочу говорить о том, сколько было проявлено терпения в выполнении работ. Думаю, сам человек работает с большим увлечением и поиском, по-взрослому». Сама Варя между быстрым наброском и продолжительной работой выбирает второе. Результатом этого ювелирного подхода к деталям стал и тот рисунок, по которому вы бродили взглядом пару минут назад.

«Все эти черты характера говорят, что перед нами зарождается художник», – подводит итог Евгения Павленко.

© Рисунок из личного архива героини

Перед нами зарождается художник

«Это не Ваши работы или Вы намного старше тринадцати лет», – подобные комментарии можно увидеть под фотографиями рисунков, выложенных в социальных сетях Вари. Уровень ее мастерства заставлял сомневаться в авторстве даже ее преподавателей. «Варя принесла показывать свои работы, преподаватель по рисунку усомнилась в том, что она рисовала без помощи взрослого, и сказала что-то наподобие: “Ну, посмотрим, ты ли это рисовала”. Варя очень расстроилась, до слез. Пришла на первый уроки, видимо, очень нервничала. Я помню, что они рисовали чайник. Он у нее не получился. Она по окончании занятия плакала. Помнишь, да? – спрашивает мама Вари у дочери. – Евгения Юрьевна (Павленко – прим. ред.) встретила ее в коридоре, стала утешать. Варя пришла в следующий раз пораньше для того, чтобы нарисовать этот чайник еще раз. В итоге этот чайник висит в отделении дополнительного образования как пример удачных работ подготовишек».

– Сколько примерно часов ты уделяешь занятиям каждый день?

– Я никогда не считаю. Просто делаю обычные уроки, а остальное время рисую.

Мама Вари добавляет, что Варя может рисовать на планшете, когда отдыхает. Сама девочка неуверенно кивает в ответ на вопрос «Для тебя рисование – это и отдых тоже?»

Беседуя с Варей, понимаешь, что она полностью поглощена тем, что делает. Именно поэтому она часами может рисовать трещины на рассыпающихся кирпичах или потрескавшиеся, искореженные оконные рамы, оставленные всем остальным миром гнить в сарайчике под Суздалем. «Вы видите, на переднем плане (натюрморта – прим. ред.) лежит лупа. Хочется действительно взять эту лупу и путешествовать, изучая каждый кусочек этого рисунка», – описывает одну из важнейших прошлогодних работ Вари ее преподаватель. Это же можно сказать и обо всех ее работах.

Хочется действительно взять эту лупу и путешествовать, изучая каждый кусочек этого рисунка.
Евгения Павленко, преподаватель по рисунку

С этой же «лупой» Варя рассматривает картины в музеях. Ее мама показывает фотографии с выставки Бегака, «поклонника» творчества девочки. На них Варя стоит очень близко к картинам, всматривается в них холодным, анализирующим взглядом. «Только что не пальцем ковыряла. “Дайте мне лопаточку, я поскребу?” Смотрит как патологоанатом, препарирует работу, думает, что можно из нее взять на собственное вооружение. Все художники так смотрят», – говорит мама Вари.

©Рисунок из личного архива героини

Человек, которого должны знать

Варе нравятся работы Врубеля и Репина, она также упоминает выпускников своей школы – Диму Стафия, Сашу Шабаева. Варя долго думает над вопросом о том, что же ей нравится в их работах. «Просто некоторые картины хочется рассматривать. Некоторые –  нет», – тишина резко прерывается. «Как ты думаешь, твои работы хочется рассматривать?» – звучит второй вопрос. Варя мотает головой из стороны в сторону. «Варя часто хочет все закрыть, снести и никому не показывать, – описывает мама Вари отношение своей дочери к публикации ее работ, продвижению ее творчества. – Приходится убеждать, что художник – это человек, которого должны знать».

Варя не преувеличивает значение восторженных отзывов других художников на ее работы, не принимает звуки медных труб на свой счет: «Ну, хвалят, наверное, не потому что им нравится, а потому что просто видят, что есть шанс, что это разовьется во что-то большее». Сейчас она просто стремится к тому, чтобы «работы были свежее, интереснее смотрелись».

Рядом со школой, в которой учится Варя, находится здание Новой Третьяковки. Возможно, скоро она пойдет туда вместе с классом на выставку Врубеля. И, возможно, на этих же стенах когда-нибудь будут висеть работы Вари, только уже не те, по которым вы скользили взглядом несколько абзацев назад. Но пока Варе 13 лет...

07.09.2021
Большой гид по Большому театру
Какие сцены стоит посетить и какие места выбрать
02.04.2022
“Умение красиво и правильно говорить помогает стать увереннее”
Об актёрских и ораторских техниках рассказала тренер по публичным выступлениям Юлия Городова
06.12.2022
Интеллектуальная литература для всех
В Москве проходит международная ярмарка интеллектуальной литературы NON/FICTIO№24
16.11.2021
"Другие берега" вернулись из Америки в Россию
В Музее русского импрессионизма проходит выставка-исследование "Другие берега. Русское искусство в Нью-Йорке. 1924»