Вне комментаторской кабинки

Предыдущая статья Следующая статья

Комментатор “МатчТВ” Роман Нагучев рассказал о тонкостях своей работы, музыке и возвращении спорта с карантина
Автор:

В марте этого года из-за коронавируса спортивные мероприятия остановились, а все их участники были вынуждены уйти в так называемый “незапланированный отпуск”. Но уже в мае возобновились главные футбольные турниры и спортивные журналисты смогли вернуться к любимому делу. Немецкая лига первой порадовала своих болельщиков возвращением к большому спорту.

Спортивный комментатор Роман Нагучев, специализирующийся на футболе Германии, поделился впечатлениями от возвращения турниров, а также поговорил с нами о кумирах, подготовке к матчам и работе на разных телеканалах.  

©Фото из личного инстаграм-аккаунта Романа Нагучева

В условиях пандемии жизнь словно встала на паузу, почти все спортивные лиги приостановились. Первой к болельщикам вернулась немецкая Бундеслига, а совсем скоро возобновятся матчи Лиги Чемпионов. Какие эмоции вызвало возвращение футбольных турниров с незапланированной паузы?

Возвращение Бундеслиги не вызвало никаких невероятных эмоций, мы же в конце концов не сидели два месяца по домам. На телевидении по-другому устроена работа - ты просто скучаешь по прямым эфирам, по студии и прочему, они же остались. Поэтому в подобной ситуации я просто обрадовался, что вернулся чемпионат, по которому, например, скучал лично я или Сергей Кривохарченко, или те многочисленные зрители, которые любят Бундеслигу. А пока её не было, я комментировал чемпионат Беларуси, и, честно говоря, мне очень понравилось. Очень аутентичный турнир. Но работа на матчах второй Бундеслиги приучила нас к тому, что вся эта аутентичность таится практически в каждой игре, если она не попсовая. И даже в самой раскрученной можно найти какие-то истории, которые зрителя заинтересуют. Так что, возвращение Бундеслиги мы встретили с радостью, но матчи без зрителей в любом случае для комментатора особое испытание.

Как могло повлиять приостановление чемпионатов на отношение болельщиков к спорту?

Я думаю, что многие болельщики, которые раньше считали, что футбол или вообще спорт - это дело жизни и смерти, пересмотрели свое отношение к этому. Мне кажется, это самое главное открытие, которое случилось. Жизнь гораздо более прозаична, чем спорт, где много высокопарных слов, где очень много вещей, напрямую к жизни отношения не имеющих, но, когда люди по всему миру столкнулись с внезапной потерей близких или совершенно неожиданно наступила смерть людей, которые ещё неделю назад ничем не болели, вот это отрезвляет. Спортивные победы и поражения стали вызывать гораздо меньше эмоций, чем раньше, потому что ты понял на собственном примере и на примере своих близких, что есть проблемы посерьезнее. Поэтому фраза Билла Шенкли: “Некоторые думают, что футбол это дело жизни и смерти. Я совершенно разочарован их позицией. Футбол намного важнее!” не более, чем поэзия.

Вы играете в футбол за команду канала «МатчТВ», эта история началась три года назад. Как занятия спортом помогают вам в вашей журналистской деятельности?

Я играю в футбол за “МатчТВ”, но в футбол я играю примерно с семи лет, для меня это не трёхлетней давности история (смеется). Это история всей жизни. Футбол в моей жизни был всегда. Когда мы еще работали на “НТВ+”, у нас была чудесная команда комментаторов, которая постоянно выезжала в разные города и это не исключение. Просто у нас появилось чуть больше возможностей, с нами хотят сотрудничать, хотят приглашать нашу команду на разные турниры, мероприятия еще чаще чем раньше, поэтому никак не изменилось. Я всегда занимался футболом и для меня это очень важно, потому что хочется, чтобы ты мог не просто рассказывать о футболе, но и время от времени своим примером показывать, что ты кое-что можешь. Для меня это важно. Плюс игра в футбол очень многое дает. Ты чувствуешь себя бодрее, живее. Я думаю, что люди, которые увлекаются футболом всю жизнь, без того, чтобы поучаствовать в играх, и без активного вовлечения в футбольную жизнь просто уже не могут. И если я не поиграю в футбол какую-то неделю, я потом чувствую себя просто отвратительно. Я думаю, что многие со мной согласятся. 

Что больше всего привлекает вас в футболе и в спорте в целом?

Самое главное - это эмоции, ощущение своей аутентичности, какой-то особенности в спорте. Ведь в спорт идут зачем? Чтобы добиться каких-то успехов. Боб Пейсли, бывший тренер “Ливерпуля”, говорил: “В футболе главное слава, главное выйти на поле и разбить соперника, а не ждать, пока они умрут со скуки”. Вот где-то вот здесь таится то, чем спорт привлекает. У тебя есть в любой момент шанс быть особенным, даже если ты особенный для какой то своей деревни или для хутора, или там для целой страны или города, в любом случае ты можешь на какое-то мгновение, в какой-то мере почувствовать себя звездой или например просто кем-то значимым. Поэтому спорт привлекает, в том числе и меня.

У Вас экономическое образование. Находит ли это отражение в вашей нынешней профессии?

У меня экономическое образование, но я, честно говоря, уже многие вещи подзабыл, однако некоторые предметы очень важны в репортажах, в том числе в понимании того, как устроены футбольные процессы, например, маркетинг самый главный из них. Сейчас в современном футболе очень много маркетинговой работы, которая в российском футболе не так заметна,  потому что здесь пока многие вещи в начале своего пути, но вот, например, в Европе маркетинговый департамент - один из самых главных в оргструктуре клубов. И когда какие-то процессы происходят, когда кто-то что-то делает, ты автоматически в своей голове включаешь свою подготовку экономическую и начинаешь по полкам разбрасывать: это сюда, это туда, это здесь принесет прибыль, это тут сначала убытки, потом прибыль… То есть, в этом смысле многие процессы для меня несколько яснее, чем для моих коллег. Поэтому когда в клубе что-то происходит, например, кто-то пишет: “Зачем они это сделали?”, для меня в общем-то это понятно. Скорее всего речь идет о какой-то долгосрочной перспективе или может быть о том, чтобы просто привлечь внимание. В общем, вещи, которые для многих загадка, для меня совершенно спокойны.

©Фото из личного инстаграм-аккаунта Романа Нагучева

Как проходит ваша подготовка к комментированию матча?

Очень просто, смотря какой матч. Если это матч Бундеслиги, то я могу вообще не готовиться, потому что я всю неделю в курсе того, что происходит между двумя турами и регулярно читаю немецкую прессу. Поэтому здесь вот она и есть подготовка: ты живешь просто в спорте, в футболе и по идее, как говорили мэтры, например, Розанов, “если ты не можешь с листа, то есть без подготовки, прокомментировать матч, то ты никакой не комментатор”. И у меня было много матчей, когда я вообще не готовился, ходил работал и работал достаточно интересно, судя по отзывам. Важно быть всегда в курсе. Но если это какой-то незнакомый матч, как это было с чемпионатом Беларуси, то обязательно надо звонить коллегам, обязательно нужно выяснить какие-то подробности жизни футболистов, которые выйдут на поле в основе. Самый сложный матч за последнее время у меня был, наверное, Сочи - Ростов, потому что в составе Ростова вышла куча людей, которых никто никогда не видел кроме их родителей и друзей. И мне пришлось звонить Антону Рогочиму, тренеру молодёжной команды, чтобы про каждого игрока выяснить какие-то подробности. В этом и заключается сложность. Иногда выходят футболисты, о которых даже в интернете ничего найти нельзя, но всегда есть возможность позвонить людям, которые с ними так или иначе связаны, которые знают их лучше тебя, и выяснить что к чему. Звонки знакомым, журналистам, даже порой приходится звонить друзьям и родственникам, чтобы выяснить какие-то подробности, либо интернет-ресурсы и последние новости. Вот так. А потом ты дальше работаешь со своей речью, со своими умениями и навыками комментатора.

Комментаторы могут скрасить даже самый скучный, скудный на голы и интересные моменты матч. Что, на ваш взгляд, делает комментаторскую деятельность искусством слова?

Собственно, это одна из задач комментатора, чтобы телезритель не переключил канал. Бывают жуткие матчи, в которых ничего не происходит и тебе нужно за счёт того, что ты становишься выше игры, за счёт истории, своей какой-то харизмы природной или каких-то других качеств оставить зрителя у экрана. У меня было предостаточно матчей, которые вообще никто не смотрел, например, Осасуна - Гранада, Лечче - Брешиа, никто не смотрит такие матчи, кроме самых последних фанатов Серии А (итальянская футбольная лига - прим.) и Ла Лиги (испанская футбольная лига - прим.). Порой это твоя возможность прокачать свои скиллы, например, в умении рассказывать истории, правильно использовать русскую речь в ситуации, когда ты сам её не очень-то хочешь использовать, ведь сама игра ни о чем. Короче говоря, это возможность научиться быть интереснее самого себя в обычной жизни. Например, матч Англия - Тринидад и Тобаго - Василий Уткин идеально использовал этот прием. Он понял, что игра просто ужасная, в ней ничего не происходит. Это было на чемпионате мира 2006-ого года. И он решил за счёт себя, за счёт своей природной не очень-то скромности разогреть этот матч до легендарного. И у него это получилось блестяще. У меня тоже было несколько подобных матчей, но поскольку их никто не смотрел, в отличие от матча Англия - Тринидад и Тобаго, они проходили не на федеральных каналах и остались незамеченными. Однако ты всё равно должен делать свою работу и развлекать даже единиц, которые смотрят этот матч. Мне кажется, что в этом одна из составляющих нашей работы - развлекать. 

В чём специфика работы спортивного комментатора на разных телеканалах?

Если раньше, когда на НТВ, например, или на России 2 показывали футбол, считалось, что футбол нужно комментировать так, чтобы понимала домохозяйка, которая даже телевизор не смотрит, а готовит ужин своей семье, то сейчас мне кажется, что ситуация изменилась. Сейчас мы стараемся, если работаем на тематических каналах (Футбол 1, Футбол 2, Футбол 3), то есть тех, за которые платят, или на МатчТВ, у нас уже нет никакой разницы: мы также вникаем в тонкости, если работаем для федерального канала, также вникаем в какие-то тактические нюансы, используем фразы, которые время от времени приходится гуглить широкому зрителю, потому что хотим, чтобы сам зритель подтягивался к нашему уровню, уровню наших знаний, будь то домохозяйка или просто Сергей Юрьевич Беляков из “НашаRussia”, или действительно прожжённый зритель. Потому что всё равно футбол включают люди, которые разбираются в игре и комментатор на широкую аудиторию не должен ударить в грязь лицом. Раньше я думал, что да, нужно немного проще комментировать, да, нужно какие-то вещи опускать, какие-то людям совершенно не интересны. А потом я понял, что это вообще неважно. Футбол смотрят не из-за комментатора, не из-за того, что он говорит, вернее не только из-за этого. В первую очередь смотрят из-за того, кто играет. Матч Интер - Милан лучше комментатора Романа Нагучева в любом случае. И это нужно понимать. Но чтобы зритель, глядя на матч, заинтересовался какими-то дополнительными, интересными вещами - это очень важно. Поэтому ты как комментатор должен выступать проводником между футбольными тонкостями и просто “фановым” просмотром матча. Для меня это очень важно. Я когда начинал увлекаться футболом, очень любил программу “Футбольный клуб”. Она выходила на НТВ, на федеральном канале, но там ни о какой простоте и говорить не приходилось. Это была журналистская работа с футбольными тонкостями, с длинными разборами матчей чемпионата Испании или Италии, где были Уткин, Маслаченко, Савик Шустер. И мне всё это было дико интересно. Подозреваю, что когда речь заходит о футболе в такой плоскости - через схемы, через какие-то термины, некоторым зрителям, которые до этого ничем подобным не интересовались, тоже становится интересно. Мне кажется, мы должны оставаться собой. Если нам хочется говорить сложно или сложносочинённо - мы должны это делать. 

Есть ли у вас кумир в мире спорта? А в мире журналистики?

У меня было несколько кумиров, когда я был ещё совсем маленьким, и в мире спортивной журналистики в том числе. Это, конечно же, Уткин, Черданцев, Алексей Андронов и Юрий Розанов. Вот эта четвёрка. Когда я приехал в 2007 году в Москву на работу, то с ними в первую очередь консультировался, общался и, можно сказать, учился у них, хотя вряд ли это можно назвать учёбой в полном смысле этого слова, но тем не менее, я не стеснялся подойти, спросить совета в ремесле, чтобы мне подсказали. Потому что я не всё знал, особенно в начале профессии и ещё несколько лет после того, как начал работать. Но мне кажется, что долго оставаться в кумирах никому нельзя. Ты должен себя одёргивать и в какой-то момент понимать, что вы на равных. Иначе никакого прогресса не будет, иначе ты всегда будешь догоняющим. Так нельзя. В любом случае когда ты приходишь в профессию, где были твои кумиры и есть, ты должен оставить их в прошлом. Это всё в настоящем времени уже не играет, вы должны быть на равных для того, чтобы показывать класс. Иначе как же развиваться в профессии? Поэтому кумиры кумирами, но ты должен осознавать, что ты сам для кого-то тоже пример и должен ему соответствовать. Это неизбежно. 

©Фото из личного инстаграм-аккаунта Романа Нагучева

Вы очень активный пользователь таких сетей, как Twitter и Instagram, в которых вы делитесь чем-либо со своими поклонниками. Какую роль играют соцсети в вашей жизни?

Если бы я не был публичным человеком, я бы в жизни не завёл соцсетей, потому что мне не кажется это важным, по-настоящему важным для людей. Может быть завёл бы, чтобы читать кого-то, одна была бы лента новостей. В остальном для меня это возможность сделать так, чтобы не забывали комментатора, который чаще всего остается за кадром. Плюс, это же весело. Для чего-то же что-то придумано. Мы живем интересную жизнь, давайте жить её вместе. Я подписан на кучу людей, которых даже не знаю, например, в твиттере, просто потому что они интересные именно в соцсетях, они ироничны, они забавны, и мне хочется в том числе чему-то поучиться у них, взять их энергетику, которая мне очень близка. А в инстаграме мне хочется рекламировать свои эфиры, мне кажется, что у меня достаточно интересные проекты. В телеграме я просто пишу какие-то вещи, которые считаю важными. Я его не так уж активно веду, но я не могу вести всё одинаково хорошо. Мне не кажется это по-настоящему важным и жизненно необходимым, но в качестве развлечения, в качестве возможности о себе напомнить - это отличный способ. Я ещё завёл себе ТикТок, но там нет ни одной публикации, ни одного подписчика (смеется). Но мне кажется, что если ты ведешь публичную деятельность, то соцсети необходимы и как-то глупо думать, что соцсети - зло. Соцсети зло, когда тебе пять лет или 13, когда ты не можешь совладать со своими эмоциями и каждый твит или пост воспринимаешь как нечто очень важное или повод придраться к другому человеку, взорвать себе мозг или кому-нибудь еще. А сейчас соцсети это просто инструмент продвижения тебя как бренда, если можно так выразиться.

Часто в инстаграме вы делитесь музыкой, что для вас значит музыка в повседневной жизни ?

Музыка для меня - это возможность выразить свои эмоции, свои мысли. Музыка очень важна для моей профессии, кстати, тоже. Это возможность расширить кругозор. Ты же не можешь до конца жизни и каждый день смотреть только на мяч и думать только о футболе. Музыкой я увлёкся ещё раньше, чем футболом. Это благодаря моему отцу. Папа ставил мне всегда классический рок или такую очень олдскульную музыку, джаз, блюз, для того, чтобы я понимал, что хорошо, что плохо. Я не умею играть на музыкальных инструментах, в отличии от моего отца, но папа, тем не менее, научил меня разбираться, что музыка, которая играет в такси - это отвратительно, как правило, а музыка, которую ты слушаешь у себя на пластинках или в твоём плейлисте, это всегда что-то изысканное. И это действительно так. Я не стесняюсь говорить, что у меня хороший вкус на музыку. Мне кажется, что если у меня будут когда-нибудь дети, я смогу им передать это отношение к музыке. Музыка должна рождать эмоции, должна либо прибивать, если в этом есть настроение, и ты сидишь грустный смотришь в окно, где льет дождь, либо, наоборот, вдохновлять, и ты летишь по улице под какие-нибудь крутые биты или гитарный риф, очень особенный, который тебя цепляет. Я не очень понимаю, когда люди просто слушают музыку, чтобы она забивала фоном жизнь. Музыка должна вдохновлять… На что-то хорошее или плохое, но вдохновлять. А слушать песни, которые ни о чём… Ведь такие же тоже есть. Глупо отрицать, что есть плохая музыка, но люди всё равно её слушают. Вот это я не очень понимаю. Если музыка это не искусство, то тогда это и не музыка никакая. 

А перед матчами слушаете что-нибудь?

Время от времени слушаю перед матчами, особенно если очень волнуюсь. Если это очень большие игры, то мне помогает музыка в общем-то успокоиться, и чем более она жёсткая, тяжелая, тем легче я успокаиваюсь. Перед финалом Лиги Европы в 2016 году я шёл из отеля в Базеле на стадион St. Jakob-Park и у меня в наушниках было очень много разных групп и это всё были пост-хардкорные группы или, наоборот, группы, где была тяжёлая музыка, в том числе и рэп, не обязательно рок. Wildways, старый рок, что-то типа WhiteSnake или Pink Floyd. Много-много разных предпочтений, но тогда это меня успокоило и финал Лиги Европы мы провели с Александром Шмурновым. Это и успокоило, и одновременно немного завело, потому что это всё-таки финал, и ты этот драйв ощущаешь в любом случае. Мы с Александром Шмурновым отработали очень круто. Так что да, иногда перед большими матчами я слушаю музыку, чтобы ещё больше поднять свой комментаторский боевой дух. 

Думали ли вы когда-нибудь о профессиональной спортивной карьере?

Я родился в станице под Краснодаром, заниматься футболом стал в 90-е и попасть оттуда в какой-то большой или более-менее заметный клуб было очень тяжело. И мне просто не выпал такой шанс. Мне не кажется, что я обладал каким-то невероятным талантом, я был просто очень хорошим футболистом среди юношей. Выигрывал какие-то трофеи, забивал важные голы, но таких было тысячи, даже в том числе в наших краях. Поэтому для меня спортивная карьера никогда не была приоритетом, я никогда не хотел её по-настоящему. А вот журналистика или в данном случае профессия комментатора меня больше привлекала, потому что я очень любил следить за тем, как ведут репортажи теперь уже мои коллеги. Некоторые словесные обороты как американские горки - они меня просто завораживали. Мне хотелось точно также. Поэтому я много читал, выбирал какие-то вещи, которые могли меня приблизить к этой профессии. Например, в школе я писал всякие рассказы дурацкие, и они у меня до сих пор сохранились. В университете я даже написал книгу про оговорки наших преподавателей и какие-то их дикие "зажиги", и каждую реплику подписывал ехидным каким-то замечанием. Короче говоря, потом эта книжка была хитом у нас на факультете. Предмет для гордости всё же имеется. И даже сами преподаватели хотели иметь эту книжку у себя в коллекции, и мы оставили её, когда выпускались, на экономическом факультете Адыгейского Государственного Университета. У нас были хорошие преподаватели, у них была ирония. И это как-то приближало меня профессии. Не знаю, это было осознанно или всё-таки я больше как увлечением этим занимался, но рано или поздно все эти навыки, которые я сам в себе взращивал, они мне пригодились. Так чаще всего люди в мою профессию и приходят. Они делают эти вещи неосознанно, не получая за них деньги. Просто как будто тренируются перед чем-то важным. Вот у меня вся предыдущая жизнь до того, как я стал комментатором, была посвящена именно этому. Но то, что у меня будет когда-нибудь шанс стать комментатором, я даже не подозревал. Просто мне нравилось то, чем я занимаюсь, просто в другой форме. 

Однажды вы упомянули, что ваше хобби – узнавать новых людей. Что из того, что вы узнали о людях, поразило вас больше всего?

Самое главное, что меня поразило - это то, что хороших людей гораздо больше, чем плохих. Я даже думаю, что по-настоящему плохих людей совсем мало. Просто люди делают плохие поступки, но исходят они, как правило, из выбора, который нужно делать, порой наступая на какое-то личное пространство или интересы другого человека. Поэтому нам кажется, что это что-то плохое, что он предатель и тому подобное. На самом деле люди чаще всего делают плохие вещи, когда у них появляется выбор как поступить. И порой этот выбор не в пользу другого человека и с этим надо мириться или просто принимать как должное. Я был раньше достаточно категоричным человеком и многие поступки или вещи не прощал, но за последние лет 10-15 в моей жизни произошло столько разных вещей, что я больше не могу придавать им какую-то совершенно конкретную классификацию “это плохо", "это хорошо”. Никто не может. Но по-настоящему плохих людей, это моя теория, очень-очень мало. Есть люди, которые или хорошие люди, или обычные люди, которые совершают плохие поступки, но для кого-то же и я плохой человек. Возможно небезосновательно. Это данность и такова жизнь. В любом случае плохие и хорошие люди - они невероятно интересны. И из них ты можешь почерпнуть что-то для себя и потом использовать в жизни. Это ещё одно открытие, которое я для себя сделал.

27.07.2020
На смену без сомнений
Вожатые рассказали "Журналисту Online" о проведении летних смен для школьников в 2020 году
29.07.2020
Стоит ли посылать голосовые сообщения начальнику?
О том как сохранить эффективность коммуникации в цифровой среде
27.07.2020
”Нужно приучать себя к хорошему кино”
Студентка ВГИКа Богдана Никитюк – о первых режиссерских работах, кастингах и вдохновении
27.07.2020
Всегда в контакте!
Как социальные сети поддерживали своих пользователей во время карантина