Жизнь артефактов

Предыдущая статья Следующая статья

Художник-керамист Борис Макаров о том, как свобода строит мистические миры

Борис Макаров — молодой московский художник, творчество которого уже успело заслужить внимание более опытных коллег из арт-сообщества и не оставило равнодушными как любителей современного искусства и дизайна, так и каждого, кто увлекается декором собственного дома. Причудливые подсвечники, распластавшиеся на столе блюда, выгнувшиеся, словно живые, подставки и скульптурные композиции — все это целостная, дышащая реальность, которая заговорила с керамистом сквозь материал и получила право заявить о себе через его пальцы.

©Из личного архива героя

Когда ты впервые осознал себя художником?

Я всегда чувствовал себя творческим человеком. Изучал всевозможные объекты вокруг меня, замечал неуловимые частицы природы. Основной пик моего развития пришелся на 2020 год, тогда я решил снять мастерскую и полностью погрузится в творческую жизнь. У меня особо нет художественного образования, я посещал разновидные краткосрочные курсы по фотографии и керамике. В основном я самоучка и думаю, что это в каком-то смысле хорошо: обладаю правом самостоятельно решать, что хорошо, а что плохо.

Расскажи, что стало точкой входа в творческую среду: где и у кого ты учился?

Я благодарен школе фотографии Fineart особенно Владимиру и Екатерине Селезневым, за то, что они открыли во мне видение альтернативной реальности. Я обнаружил существование объектов и ситуаций, которые мало кто, как мне кажется, заметит за пеленой повседневности. Либо вовсе не увидит.

Самое ценное, что может подарить арт-школа и любой мастер — новую оптику и методологию. Восприятие нужно прокачивать, это я однозначно понял. Тогда становишься более чувствительным к изменениям окружающего тебя пространства.

В чем специфика твоей художественной практики? 

Творческий процесс для меня уплотняется в живую сущность, которая сама знает, как проявиться лучше. Не вмешиваюсь, когда в процессе работы с материалом возникает небрежность, сдерживаю себя от излишней правильности и красивости: не придаю нарочитую симметричность и завершенность. Моя керамика, мои рисунки могут быть небрежными и грубыми, но в тоже время в них чувствуется обаяние некой утонченности и ярко выражена тактильная составляющая. Образ просит о касании.

В работе с керамикой я обращаюсь к мистическому символизму, обрядовой эстетике. Свои работы называю «артефактами», значение и применение которых неизвестно — о нем остается только догадываться. Моя задача дать художественному медиуму такую свободу, чтобы возникало стойкое ощущение: эти образы создавались не человеком, а самостоятельно органично формировались из материй.

© Из личного архива героя
© Из личного архива героя
© Из личного архива героя

Как ты впервые заговорил о своем творческом опыте?

Думаю, что разговоры такого качества в большей степени осуществлял и осуществляю с самим собой. Рассказывая о себе самому себе, формулируя внутри сущность того, что я создаю и что чувствую, автоматически запускаю внутренний процесс преобразовывающей рефлексии. Она и влечет изменения в моих работах. Не могу сказать, что я с кем-то полноценно говорил о своей практике. Чаще всего диалоги сводятся к формату показа работ в социальных сетях. Там же я внимательно отслеживаю отклики людей о моем творчестве. И вообще, знаете, всегда был внутренне согласен с тезисом, что работы художника сами говорят за тебя.

Когда ты осознал, что тебя оценили как художника?

Произошло это тогда, когда я открыл для себя керамику. Сразу прозвучало множество позитивных отзывов о моем творчестве, поддержка была мощной и вдохновляющей на дальнейшее исследование. Наверное, мало кто представляет себе керамику в каких-то нестандартных формах. Обычно, когда кто-то говорит о керамике, ты, в первую очередь, думаешь об утилитарной посуде или же каких-то маленьких статуэтках зверей или чего-нибудь подобного. Я же стараюсь чувствовать материал и вычленять из него эмоцию — живую, с трудом собираемую в известный образ. Оно, это состояние, выплескивается за границы формы.

Расскажи, какие этапы в своем творчестве ты уже преодолел.

Самое главное, через что я прошел — борьба за идею, что искусство может быть неидеальным, не соответствовать стандартизированному, «общепринятому» эстетическому представлению. Я долго себя приучал расслабляться в процессе и не думать шаблонами, тем самым сковывая в себе художника.

Другой, один из самых трудных и, во многом, решающих моментов жизни — решение плюнуть, сорваться и арендовать мастерскую. Купить муфельную печь. Вот этот самый эпизод — точка невозврата. Запечатался в творчестве.

Не хотелось возвращаться в офисную жизнь, поэтому решил выходить из зоны комфорта, или, лучше сказать, обыденного ритма во что-то альтернативное и яркое (так я чувствовал и не ошибся). Начал создавать рисунки и объекты. Открыл для себя возможность преподавания. Никогда бы не подумал, что я гожусь для такого. Казалось, что недостаточно умен, компетентен или там еще чего... Мало ли у комплекса самозванца претензий к своему носителю. Однако важно дать себе возможность оторваться от реальности и плыть по течению. Тогда выплывешь к себе.

Как думаешь, что еще предстоит пройти?

Однозначно — всевозможные эксперименты с материалом, исследовательская деятельность, выработка новой методологии. Я понимаю и чувствую, что нужно углубляться сильнее в творчество, уходить в качество, создавая более сложные работы. Но в то же время мое намерение направлено на то, чтобы продукт моего творчества хорошо понимался людьми, нравился и радовал, а не уходил в раздражающую эгоистичную заумь.

У каждого художника путь выстраивается вокруг особенно нежно любимых проектах. Есть у тебя такие?

У меня нет продуманного проекта, который я бы создавал на протяжении какого-то времени, планировал, осмыслял. Могу сказать, что я создаю тематические серии объектов и фотографий. Мне нравится моя бесконечная серия фотографий-находок, которую я назвал «Сцена разрушения». Эти фотографии про наслоение времени. Я отслеживаю и фиксирую сцены разрушения: пространства со старыми облупленными потолками и вываливающимися проводами, повреждения материальных объектов, стихийные разливы неопознанной жидкости. Я наделяю существование этих видов ценностью последнего мгновения, так как вскоре все они будут стёрты, перекрыты новыми слоями материального мира. Наверное, эту работу можно отнести к таким структурным точкам.

Поделись эскизами вдохновения. Что в городе для тебя становится творческим ресурсом?

Обожаю индустриальные районы Москвы. Вечная стройка, где никто не следит за визуальной красотой. Объекты лежат и наслаиваются друг на друга, создавая ничто иное как картину. Думаю, что мне важно, чтобы над местом, куда я иду, хорошо поработало время и проявило шрамы людского существования.

Что ты скажешь внутреннему художнику другого человека?

Как мне кажется, нужно перестать вылизывать свои работы, следуя зову перфекционизма. Небольшая неуклюжесть вкупе со случайностью добавляют жизнь. Будь неидеальным!)

27.09.2022
В поисках неизведанного
ARTLIFE FEST 2022 распахнул двери для ценителей современного искусства
18.01.2022
Здравствуй, последний герой
В московском Манеже открылась выставка, посвящённая Виктору Цою
06.12.2022
Интеллектуальная литература для всех
В Москве проходит международная ярмарка интеллектуальной литературы NON/FICTIO№24
09.12.2021
Как отмечают Новый год в разных странах?
От «Иронии судьбы» и салата оливье до грузинских застольных песен