Что стало с таксами Чехова?

Предыдущая статья Следующая статья

История большой любви с печальным финалом

Корреспонденты «Журналиста Online» Михаил Поляков и Юлия Власова выяснили, за что Антон Чехов любил своих такс, как сложилась судьба животных и почему памятник им пользуется повышенным вниманием посетителей музея писателя в подмосковном Мелихово.

©https://pixabay.com/ru

Собачья тема у Чехова

Из русских писателей Чехов, пожалуй, был самым большим любителем собак. Лохматые друзья человека встречаются в его произведениях повсеместно. Это и дворняжка в «Хамелеоне», от избытка чувств цапнувшая золотых дел мастера Хрюкина за палец, и шпиц из «Дамы с собачкой» и, конечно, знаменитая Каштанка. Известный болгарский исследователь и переводчик Чехова Пенчо Славейков подсчитал однажды, что на тысячу слов у классика глагол «лаять» попадается семь раз, «кусаться» — пять, а «тявкать» — три.

© Юлия Власова / Журналист Online

Однако, у самого Антона Павловича собак долгое время не было. Завести питомца мешала непостоянная, наполненная тревогами и материальными трудностями жизнь молодого писателя. В начале своей литературной карьеры Чехов часто переезжал с квартиры на квартиру, перемещаясь между Москвой и Петербургом. Так с 1880-го по 1890-й год он сменил шесть адресов. Первые животные в жизни Антона Павловича появились только в 1893-м году, когда окрепшая популярность позволила ему купить подмосковное село Мелихово.

Бром и Хина

«В четверг, 15 апреля 1893-го года, в Мелихово приехала Маша и привезла с собой 5 фунтов сала, 10 фунтов грудинки, 10 фунтов свечей и двух маленьких такс, — вспоминает брат классика Михаил Чехов. — Темненького кобелька она назвала Бром, а рыжеватую сучку — Хина (Антон потом окрестил их Бромом Исаевичем и Хиной Марковной). Мелиховскому дому они обрадовались необычайно: в Москве их неделю продержали у Вани в уборной, а в дороге они изрядно озябли».

Памятник таксам Чехова в Мелихово
© Юлия Власова / Журналист Online
Памятник таксам Чехова в Мелихово
© Юлия Власова / Журналист Online

Антон Павлович очень обрадовался криволапым питомцам. Так, в письме своему товарищу Лейкину он пишет: «Они бегали по всем комнатам, ласкались, лаяли на прислугу. Их покормили, и после этого они стали чувствовать себя совсем как дома. Ночью они выгребли из цветочных ящиков землю с посевными семенами и разнесли из передней калоши по всем комнатам, а утром, когда я прогуливал их по саду, привели в ужас наших собак-дворян, которые отродясь еще не видели таких уродов. Самка симпатичнее кобеля. У обоих глаза добрые и признательные».

За лето собаки пообвыклись у Чеховых и нашли себе занятие: весь день напролёт они гоняли по саду кур и гусей. Антон Павлович не забывает упоминать о них в корреспонденции: «Таксы Бром и Хина здравствуют, — пишет он, например, Суворину. — Первый ловок и гибок, вежлив и чувствителен, вторая неуклюжа, толста, ленива и лукава. Первый любит птиц, вторая — тычет нос в землю. Оба любят плакать от избытка чувств. Понимают, за что их наказывают. У Брома часто бывает рвота. Влюблен он в дворняжку. Хина же — все еще невинная девушка. Любят гулять по полю и в лесу, но не иначе как с нами. Драть их приходится почти каждый день: хватают больных за штаны, ссорятся, когда едят. И т. п. Спят у меня в комнате».

Родных умиляла такая любовь писателя к животным. «Каждый вечер Хина подходила к Антону Павловичу, клала ему на колени передние лапки и жалостливо и преданно смотрела ему в глаза, — вспоминает брат Чехова Михаил. — Он изменял выражение лица и разбитым, старческим голосом говорил: «Хина Марковна!.. Страдалица!.. Вам ба лечь в больницу!.. Вам ба там ба полегчало баб». Целые полчаса он проводил с этой собакой в разговорах, от которых все домашние помирали со смеху. Затем наступала очередь Брома. Он также ставил передние лапки Антону Павловичу на коленку, и опять начиналась потеха».

Родившихся у Хины щенков назвали в соответствии с «медицинской» традицией в честь известных тогда лекарств — Катарр и Селитра. 

Конец идиллии

Однако, собачий рай в Мелихово существовал сравнительно недолго — всего пять лет. Семью Чеховых одно за другим посетили несколько несчастий — сначала серьёзно ухудшилось здоровье самого Антона Павловича, а потом внезапно умер его отец. Врачи настоятельно советовали писателю уехать лечиться на юг, и Чехов, постоянно страдавший от приступов кровохаркания, был вынужден согласиться. В 1899-м году он принялся собирать деньги на покупку дома в Крыму. Между тем, его материальное положение оставляло желать лучшего. В письме к жене Ольге Книппер писатель сознавался, что на тот момент у него «гроша медного не было», он «был должен Суворину, издавался при этом премерзко». В отчаянии Чехов продал за 75 тысяч рублей издателю Марксу права на «всё написанное и напечатанное» им и купил дом в Ялте. Усадьба в Мелихово также поступила на продажу, и это самым печальным образом сказалось на судьбе собак. Антон Павлович, уехавший в Крым, по его собственным словам, «умирать», животных с собой взять не мог, а сестра Мария, занимавшаяся делами по продаже имения, вынуждена была переехать в Москву. Бром и Хина остались на попечение прислуги. Собак, привыкших жить с хозяевами, отправили на общую псарню... Вскоре Хина сильно пострадала — в драке с дворовыми собаками ей вырвали глаз. Бром же одичал, заболел бешенством, и его пришлось пристрелить. Со смертью такс и продажей имения закончился и самый счастливый для Чехова мелиховский период. Начался отсчёт последних лет жизни великого писателя. До знаменитого последнего бокала шампанского в немецкой гостинице «Зоммер» оставались недолгие три с половиной года…

Фестиваль такс в Мелихово

В 2012-м году на территории музея-усадьбы Мелихово Брому Исаевичу и Хине Марковне установили памятник. Средства на материал для него собирали всем миром, а создал его заслуженный художник России Александр Рожовников. Причём сделал это совершенно безвозмездно, в знак уважения к великому писателю. 

©Юлия Власова / Журналист Online

«Антон Павлович гуляет по усадьбе в картузе, останавливается около яблони, снимает головной убор и оставляет его на валуне. Туда же кладет яблоко. Подбегают таксы, неотступно следовавшие за хозяином. Таким образам, хотя сам Чехов в скульптурной композиции не присутствует, его дух незримо витает рядом» — рассказывал о своём творческом замысле художник.

© Юлия Власова / Журналист Online
© Юлия Власова / Журналист Online
© Юлия Власова / Журналист Online
© Юлия Власова / Журналист Online
© Юлия Власова / Журналист Online

Бронзовые Хина и Бром, такие же весёлые и жизнерадостные как 130 лет назад, встречают посетителей чеховского музея на дорожке между административным корпусом и главным зданием усадьбы. С памятником связана и примета: если потрогать райское яблочко, лежащее в картузе, то сбудется загаданное желание, если потереть нос Брому Исаевичу, — получишь высокую должность. Погладив же хвостик Хины Марковны, сможешь удачно вступить в брак.

Каждую осень в Мелихове проводятся фестивали такс. Как рассказала корреспондентам «Журналиста Online» сотрудник музея Виктория Иванова, выставки четырёхлапых питомцев пользуются огромным успехом. «На фестиваль съезжаются владельцы такс со всех концов страны. На выставке представлены все разновидности породы — от гладкошерстных карликовых такс до крупных длинношерстных. Люди знакомятся, общаются, и, конечно, вспоминают героев чеховских произведений. К услугам гостей у нас прекрасное кафе, множество интересной литературы, к тому же в усадьбе регулярно проводятся увлекательные лекции, посвящённые творческому пути писателя».

Так что если вы, уважаемый читатель, являетесь обладателем криволапого друга — вам в Мелихово!

07.09.2021
Большой гид по Большому театру
Какие сцены стоит посетить и какие места выбрать
21.07.2021
“Только вы, смартфон и город”
Мобильные фотографы рассказали как пришли к съемке на телефон, насколько это “серьезно” и какие у этого преимущества
12.07.2022
От Родченко до "технической эстетики"
В Третьяковской галерее представили достижения советского дизайна
09.03.2021
«Я ещё не всё сделала!»
Как вчерашние спортсмены становятся журналистами?